Текущее время: 18 июл 2018, 02:25:54

Часовой пояс: Европа/Беларусь - Минск




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 779 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7 ... 39  След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 14 июл 2010, 11:14:08 
Не в сети
Профессионал
Профессионал

Зарегистрирован: 06 июл 2009, 15:19:33
Сообщения: 850
Детский тренер Андрей Коршунов рассказал, почему с такими бесценными наработками он не идёт в российскую ДЮСШ.
"Потому что я сам себе хозяин, иначе не может быть. А спортшколы на меня несколько раз выходили. Только вот условия работы оказались неприемлемыми. В одной ДЮСШ мне прямо на пороге сказали: "Андрей, ты нам подходишь, но в новом сезоне необходимо "отдать" семь матчей". Я отвечаю: "Почему я должен что-то отдавать?" Ответ был такой: "Предыдущий тренер "задолжал". В другой ДЮСШ условием работы было "вернуть" девять игр… А я так не работаю.
Самое обидное, что ведь большинство этих спортшкол хорошо оборудовано. Во многих постелены хорошие поля. Я приезжал в одну ДЮСШ с инициативой набрать группу – школа явно не работала на полную загрузку, поля простаивали. А мне директор говорит: "А нам не надо. Это нам спонсор положил, мы это поле бережём". А ухаживать за полями никто не умеет или не хочет. И таких школ очень много!" - цитирует Коршунова "Советский спорт".

Детский тренер Андрей Коршунов заявил, что даже в детском футболе присутствуют договорные матчи.
"В первый же год мы с мальчишками добрались до полуфинала школьных окружных соревнований. Но, чтобы пройти дальше, нужно было уже сражаться не только с соперником. Никогда бы не подумал, что даже на школьном уровне существует такая футбольная грязь!
В полуфинале соревнований по школьному футболу Западного административного округа Москвы мы столкнулись с предвзятым судейством. А как ещё объяснить поведение судей, когда твоему капитану умышленно при всех ломают нос, а судья говорит, что это обычный игровой момент? Через пару недель после этого матча на совещании по школьным соревнованиям другие тренеры удивлялись: "Ну неужели ты не знаешь, что там всё вплоть до финала уже расписано – кто выходит на округ, кто выходит на Москву?". А мы просто оказались выскочками, которые заняли не своё место.

Президент ДФЛ: договорные матчи присутствуют в детском футболе Президент ДФЛ Виктор Горлов заявил, что в детском футболе действительно присутствует факт договорных игр.
"К сожалению, это факт крайне неприятный, но встречающийся и в детском футболе. Но с каждым годом нам удаётся изолировать всё больше нечистоплотных людей от детского футбола. Я помню свой первый финальный турнир под эгидой ДФЛ, который состоялся 17 лет назад в Самаре. Стояла холодная, мокрая погода, грязь повсюду. И судейство под стать! Арбитры неприкрыто тащили нужные команды дальше по сетке. Я помню, мне даже приходилось выбегать к бровке, отбирать у лайнсмена флажок и судить самому – это был единственный действенный способ. Но со временем мы "отжали" таких людей из футбола.

Тут очень сложно найти и повлиять на "жучков". В нашем случае мы просто отказываемся от сотрудничества с теми судьями, которые замечены в грязных делах. А вообще всё зависит от организации, от инфраструктуры. Вот у нас был в прошлом году турнир в Екатеринбурге. Играли на "Уралмаше". Поле-то там хорошее постелено, а вот вокруг ничего нет – ни трибун, ни раздевалок нормальных. Грязь, ржавчина, трещины – короче, кругом разруха. Так один судья, свистнув об окончании первого тайма, подошёл к бровке, смачно харкнул и… закурил! А всё потому, что условия вокруг были соответствующие его поведению. В ухоженном, чистом месте этот арбитр ещё десять раз подумал бы, прежде чем совершить такой сомнительный поступок.
Проблема, конечно, остаётся, и никуда от неё не деться. Но главное, что меняется отношение у самих футболистов. Была у нас одна давнишняя история, но очень показательная. В финале ДФЛ в Волгограде встречались местная "Олимпия", за которую тогда играл Роман Концедалов, и "Север" из Мурманска. Судья свистел в пользу хозяев и в конечном счёте помог выиграть "Олимпии". Ребята из "Севера", естественно, бросились в слёзы – обидно же дойти до финала и проиграть из-за судьи. Так вот волгоградские ребята увидели это, сняли с себя золотые медали и отдали их мурманским. Вот если у самих футболистов будет такое отношение к договорнякам, то и футболу будет от этого только лучше", - рассказал Горлов в интервью "Советскому cпорту


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 16 июл 2010, 11:44:29 
Не в сети
Футболист-новичок
Футболист-новичок

Зарегистрирован: 24 янв 2010, 12:32:59
Сообщения: 28
Обсудили эту статью на 3-liga.ru ,пришли к выводу,про договорные матчи бред,на турнирах кого надо тянут,где в наглую,где слегка помогают,неквалифицированных судей полно.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 16 июл 2010, 11:49:34 
Не в сети
Профессионал
Профессионал

Зарегистрирован: 06 июл 2009, 15:19:33
Сообщения: 850
ФУТБОЛ
ВОЗВРАЩАЯСЬ К НАПЕЧАТАННОМУ
Детский футбольный тренер Андрей Коршунов, который дал откровенное интервью «Советскому спорту» (номер за среду, 14 июля), с августа больше не будет работать в центре образования № 1497, о чем специалист сам сообщил корреспонденту «Советского спорта».

Напомним, что тренер рассказал о предвзятом судействе в окружных соревнованиях среднеобразовательных школ, а также о наличии договорняков на уровне ДЮСШ.

Интервью нашло отклик у главы департамента массового футбола РФС Владимира Олексина, который обещал разобраться в сложившейся ситуации. Однако, видимо, не всем откровения Коршунова пришлись по душе. Сегодня тренер сообщил корреспонденту «Советского спорта», что с августа он не будет работать в школе № 1497 и напишет заявление по собственному желанию. Ситуация приняла такой оборот после общения Коршунова с руководством центра образования.

– Видимо, кому-то наверху не понравилось, что вскрываются темные дела, – рассказал вчера Коршунов. – Но я все равно благодарен за помощь в работе все эти годы директору и нескольким тренерам и учителям. В школах трудиться, наверное, больше уже не буду. Слишком много эмоциональных сил это отнимает. И, видимо, все зря.

Тем не менее Коршунов не сдается.

– В четверг я общался с вашим тренером, – в вечернем телефонном разговоре Владимир Олексин подтвердил, что Коршунов с ним связывался. – Мы договорились сотрудничать. Постараемся добраться в этой истории до истины.

– Коршунов говорил вам, что его уволили?

– Нет. Но такое, увы, случается, когда один человек идет против целой системы. К сожалению, тут мы уже ничего не можем поделать, кроме как посочувствовать.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 17 июл 2010, 23:53:18 
Не в сети
Опытный футболист
Опытный футболист

Зарегистрирован: 27 май 2010, 20:54:30
Сообщения: 302
Арно Пайперс: «Футбол в Голландии неотделим от общества»

Пайперс относится к редкому виду тренеров-исследователей. Однако его карьера не ограничивается теоретическими разработками – он сам не без успеха применяет их на практике. В течение многих лет Арно работал в структуре Королевского футбольного союза Нидерландов, тренировал юношеские команды, возглавлял методический отдел. Система голландского футбола создавалась и совершенствовалась на протяжении полувека, и Арно Пайперс внес свой ощутимый вклад в ее развитие.

– Как организована система детско-юношеского футбола в Голландии? Как она финансируется?

– Чтобы понять все это, придется немного углубиться в историю и поговорить о том, как в целом организовано футбольное хозяйство Нидерландов. Рассматривать его можно с двух точек зрения: есть профессиональные клубы, но есть и базовый уровень, с которого все начинается. Замечу, что сама по себе система начала создаваться более сорока лет назад. Вся наша страна в футболе поделена на шесть регионов. В каждом из них есть один-два крупных города. В общей сложности в Нидерландах насчитывается около четырех тысяч клубов. Профессиональными являются только те, что выступают в двух высших дивизионах. Все остальные – любительские. Большинство из них муниципальные, они содержатся на бюджетные средства, поскольку наше правительство считает: занятия спортом очень важны для общества, так как они обеспечивают детям здоровое развитие и снимают многие социальные проблемы. Тридцать лет назад в поселке на востоке страны, с населением три тысячи человек, жители пришли к мэру и сказали: «Мы хотим футбольный клуб!» Им ответили: «Хорошо. Денег у нас немного, но два поля мы для вас построим». Конечно, в этой деревне было не так много детей, поэтому двух полей им вполне хватало. С тех пор деревня превратилась в тридцатитысячный город. В мэрии понимали, что выросло не только население, но и размер собираемых налогов, и можно позволить себе построить еще несколько полей, поскольку потребность в них, естественно, значительно выросла. Напротив, из Роттердама многие уезжают, и власти говорят: «Зачем вам столько полей?» – и какие-то территории забирают для других нужд. Это совершенно естественный процесс. И он совершенно неотделим от жизни голландского общества в целом – все взаимосвязано.

– Как происходит приобщение ребенка к футболу?

– Если вашему ребенку исполняется шесть лет, и вы хотите отдать его в футбол, вы приведете его в один из четырех тысяч любительских клубов. Таких детей придет, допустим, шестьдесят. Их разделят на восемь групп, по семь-восемь человек. У каждого клуба, как правило, есть два-три травяных поля и как минимум одно искусственное, так что места для занятий хватает всем. Есть клубное здание, где родители могут в ожидании своих детей выпить кофе или пива, перекусить. Есть парковка, в том числе для велосипедов. В клубе бесплатно работают до тридцати добровольцев – потому что хотят быть частью жизни своего общества. И наша система диаметрально противоположна, например, той, которая сложилась в США, где любой клуб предназначен для того, чтобы зарабатывать деньги.

«Наша система диаметрально противоположна той, которая сложилась в США, где любой клуб предназначен для того, чтобы зарабатывать деньги»

Бесплатно, на общественных началах, работают президент клуба, его секретарь – все. Большинство приходят в клуб вечером, после своей основной работы. А поля и прочее имущество содержатся на те деньги, которые удается выручить в клубном кафе. Из этих же денег оплачивается участие в детских турнирах. Участие властей не ограничивается только строительством полей – они также участвуют в их содержании. Например, в Роттердаме около 30 клубов, а подстригают траву на их полях одни и те же люди, перебираясь с места на место. И все это оплачивается из бюджета.

Сорок лет назад инфраструктура любительских клубов в Голландии была очень скромной: максимум два поля, старенькое клубное здание… Придите туда сейчас – и вы не поверите, как все изменилось! У вас будет ощущение, что вы попали в тренировочный лагерь «Милана», например. При этом любые вопросы аренды или владения территорией всегда решаются на уровне муниципалитетов. Если, допустим, у клуба было шесть полей в центре города, местный мэр может сказать: «Мы построим вам три искусственных и шесть травяных полей, новое клубное здание, но не в центре, а на окраине. С большой парковкой. Запустим автобусный маршрут и будем возить детей на занятия». Это стоит больших денег – около 30 миллионов евро. Зато те самые шесть полей в центре могут стоить 60 миллионов. И клубы соглашаются на переезд – они от этого только выгадывают. Вот почему в наши дни нередко можно увидеть на окраинах средних по размерам голландских городов огромные современные футбольные комплексы.

– Платят ли родители за то, что их ребенок занимается футболом?

– Да, но небольшую сумму – примерно 100 евро в год. Возрастные группы – каждая по два года – маркируются буквами от «F» до «A». В каждой, как мы помним, семь-восемь человек. Некоторые клубы сортируют детей в зависимости от уровня их подготовки – например, самая сильная группа младшего возраста называется «F1». Другие клубы перемешивают учащихся. Здесь нет единого подхода. Кстати, дети в разных клубах тоже очень разные. На севере, как правило, с ними нет никаких проблем – они вежливые, воспитанные, все хорошо воспринимают. А в больших городах – Амстердаме, Роттердаме – с ребятами бывает немало проблем.

Новые ребята – мальчики и девочки – приходят в клуб постоянно. Два года занимаются на начальном уровне, а затем переходят на уровень «Е» – для восьми-десятилетних. Затем идут «D» – для детей 10-12 лет, «С» – 12-14 лет, «В» – 14-16. Наконец, высший уровень подготовки – «А», для 16-18-летних футболистов. Количество команд в каждой возрастной группе постепенно уменьшается. Если в клубе начинали с восьми групп, к 12 годам остается шесть, а в старшей группе – уже только четыре. Эта система достаточно сложна, но она позволяет постепенно проводить отбор сильнейших. Поскольку в Голландии мало кто из ребят не хочет заниматься футболом, в клубы их приходит очень много. Несколько лет они все занимаются с удовольствием, но постепенно некоторые прекращают работать, происходит отсев. До 12 лет каждый ребенок еще мечтает вырасти в игрока «Аякса» и национальной сборной. Даже если толком не умеет играть в футбол. А вот в 13-14 он начинает более реалистично относиться к жизни и оценивать свои способности. Вдобавок у многих появляются подруги. А кто-то предпочитает перейти в другие виды спорта – например, в плавание.

«До 12 лет каждый ребенок мечтает вырасти в игрока «Аякса» и национальной сборной, даже если толком не умеет играть в футбол»

– Или встать на коньки.

– Да, или на коньки… Те же, кто дорастет в клубе до 18 лет, могут выступать во взрослых командах, выступающих в любительских лигах, поделенных на несколько дивизионов. А такие команды есть у каждого из 4000 клубов, причем у некоторых может быть до 18 команд! И как вы думаете, чем они все занимаются, сыграв свои матчи в выходные дни? Все вместе идут в свой бар и проводят там какое-то время. Иногда выпивают при этом много-много пива. А значит, клубная касса исправно пополняется. Взрослые игроки тем самым дают средства для развития детско-юношеского футбола. И местные власти тоже счастливы, потому что люди ведут подвижный образ жизни, участвуют в совместной деятельности. Хотя, конечно, не очень хорошо, что они употребляют алкоголь.

– Есть ли шанс у старших ребят сыграть за взрослые команды своего клуба?

– Да, причем лучшие из них могут попасть даже в первую команду. Здесь они могут проявить свои способности и быть замеченными скаутами. Главное для каждого – это серьезно относиться к футболу и много работать. Между прочим, на матчи первой любительской лиги часто приходят по две-три тысячи зрителей. Многие из них – это те, кто отыграл в младших по рангу командах того же клуба, и пришел посмотреть, как играют «старшие». Для детей, начиная с шести-восьми лет, также проводятся свои соревнования. Их организуют региональные отделения Королевского футбольного союза. Их, напомню, шесть. Кстати, эта система была принята как раз в то время, когда я работал в федерации.

Десять процентов от сумм, полученных за обучение с родителей, клубы переводят Королевскому футбольному союзу. На эти средства, в том числе, он и существует. Из них выделяются деньги на зарплату 30-35 штатных сотрудников региональных отделений, которые как раз и занимаются организацией футбольного процесса. Эти отделения работают в тесном контакте со штаб-квартирой футбольного союза, и, по сути, получается в хорошем смысле замкнутый круг: чем лучше играет голландская сборная – тем больше детей хотят заниматься футболом и приходят в клубы. Шире становятся возможности для селекции – больше хороших игроков получает сборная страны, выступает еще сильнее – и так далее. А те ребята, которые в больших игроков не вырастают или даже прекращают занятия, все равно продолжают любить футбол и будут ходить на матчи. Поэтому стадионы все время заполняются.

– Хватает ли тренеров в детском футболе?

– Допустим, мальчик живет в Гауде, он занимается в клубе «Олимпия», причем на поле выглядит неплохо. И таких, как он, набирается еще несколько десятков. Руководство клуба обращается к родителям с вопросом: не желает ли кто-то из них проводить тренировки? Занятия – два раза в неделю, в вечернее время. И тогда отец нашего мальчика говорит: я согласен, могу поработать во вторник и четверг с шести до семи вечера с группами «F1» и «F2» одновременно. С восьми утра до пяти вечера он будет на основной работе, и у него еще останется время зайти домой перекусить.

Всего групп в этом возрасте восемь, так что нужно четыре тренера. И в следующих возрастных группах тоже. Привлечь их для маленьких клубов может оказаться проблемой. Но у клуба, как мы помним, все-таки есть определенные доходы, и тем родителям, которые работают с ребятами, выплачивают в год около тысячи евро. Есть, правда, множество клубов, которые платить не в состоянии, и там родители работают просто из чувства социальной ответственности. Или потому, что считают этот клуб своим, болеют за него или играли за него когда-то. Они чувствуют себя членами этого клуба.

– Но ведь тренеров-добровольцев сначала самих нужно научить!

– Конечно, и для этого в каждом региональном отделении футбольного союза организованы тренерские курсы. На них преподают стандартную программу занятий для каждой возрастной группы, разработанную департаментом развития. В частности, над программой для шести-восьмилетних футболистов работал ваш покорный слуга. И вот мы собираем тренеров в группы по 20 человек и проводим занятия, например, каждую пятницу. 20 раз по три часа. И получается, что человек, придя в клуб в качестве добровольца, становится настоящим тренером. Обучение стоит 500 евро, и, естественно, эти деньги предоставляет клуб. Причем делает это охотно, поскольку получает в свое распоряжение лицензированного специалиста. В дальнейшем тренер может вновь прослушать курс и получить возможность работы с другими возрастными группами.

Если вы долго и хорошо играли за «Аякс» и вам исполнилось 38 лет, руководство клуба спрашивает, не хотите ли вы потренировать детей.

В каждом из шести районов мы в свое время набрали по пять инструкторов, которые ведут тренерские курсы. Причем не централизованно, а в разных городах своего района. Эти инструкторы – их 30 человек на всю страну – получают зарплату. Но преподавание – это только третья часть их работы. Еще одна треть – это выполнение скаутских функций. Начиная с десяти лет, уже во всех любительских клубах отбирают сильнейших игроков, выделяя их в первую команду своего возраста. И вот на их матчи уже ходят региональные инструкторы, просматривая и отбирая до 80 лучших ребят своего района. Потому что третья и последняя часть их работы – это тренировать сборные команды районов. Такие команды собираются по понедельникам, играя между собой – десять-двенадцать раз в году. Мы называем это «Юношеским голландским планом». Естественно, у каждого инструктора есть помощники, четыре-пять человек, потому что в одиночку никто не в состоянии охватить такой объем.

Так построена у нас система селекции, и я мог бы рассказывать о ней часами. Но остановимся лучше вот на чем. В каждом из шести районов есть «большие» клубы. И они, естественно, не остаются в стороне. Их представители обязательно присутствуют на тренировках и матчах региональных сборных. Причем могут забраться и в соседний район, здесь есть своего рода соревнование. Лучших из лучших юных футболистов скаут отмечает, расспрашивает о них тренеров и родителей, а затем докладывает в селекционную службу профессионального клуба. Та, в свою очередь, обращается с официальным письмом в любительский клуб и просит разрешить юному игроку провести пять тренировок в академии. Об этом ставят в известность родителей. Родители говорят ребенку: «Представляешь, тобой заинтересовался «Аякс»! Ребенок вне себя от счастья, но отец охлаждает его пыл: «Не надо так сильно радоваться, это будут всего лишь пять тренировок!» И вот по вторникам мальчик ездит заниматься в академию «Аякса», а через пять недель ему говорят: «Прости, парень»… Или, наоборот: «Все отлично, можешь за нас играть». Теоретически, можно было бы распространить эту систему на самые ранние возрастные группы, но там слишком много детей, поэтому настоящая селекция начинается именно с десяти лет.

– Как строится работа профессиональной академии?

– В каждой возрастной группе – по 18 ребят. И если в клуб приглашают нового игрока, кого-то приходится отчислять – потому что новичок сильнее его. Если по прошествии времени найдут кого-то еще, и этого мальчика могут тоже отправить восвояси. Тогда он вернется в свой родной любительский клуб и снова будет за него выступать. В итоге тот же «Аякс» в своей команде 18-летних собирает всех самых лучших футболистов со всей страны.

– А как набирают тренеров в академии?

– Если вы играли за «Аякс», играли долго и хорошо, и вам исполнилось 38 лет, руководство клуба спрашивает, не хотите ли вы тренировать детей. Рональд де Бур, например, начал с группы 12-летних мальчишек. Естественно, он также прошел обучение на курсах. Подобно ему, другим известным игрокам «Аякса» тоже предлагают работу. И все это приносит свои плоды: выпускники амстердамской академии выступают в сильнейших европейских клубах. А те бывшие футболисты, которые начинали тренерскую карьеру, работая с детьми, постепенно растут и переходят на более высокий уровень. Но как правило, тренерам в Нидерландах начинать приходится с любительских клубов, и только известные игроки пользуются своего рода привилегией. Скажем, если бы Андрей Аршавин сейчас завершил карьеру, ему не обязательно было бы идти в любительский клуб – он сразу мог бы начать работать в академии «Зенита». Причем, будь моя воля, я бы ему сразу доверил шестнадцатилетних мальчишек.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 17 авг 2010, 12:11:39 
Не в сети
Профессионал
Профессионал

Зарегистрирован: 06 июл 2009, 15:19:33
Сообщения: 850
Взято отсюда http://footballnotes.ru Спорно, возможно немного длинновато и занудно, но можно почитать для информации.

БУТАФОРИЯ ВМЕСТО УДОВОЛЬСТВИЯ. Часть 1.
January 20th, 2008 написал admin
Цикл статей о положении дел в детском футболе.

“История российского футбола достаточно самобытна и оригинальна, в ней затаено немало явлений, не лежащих на поверхности, до сих пор не раскрытых, не истолкованных должным образом».
Л. Филатов.

Игорь Сливка — известный в Санкт-Петербурге футбольный тренер, работающий с детьми. Тема статьи — детский футбол и его проблематика. Иной угол зрения, позволяющий порассуждать, отчего у нас в России повывелись звезды…
На протяжении последних 30 лет четко прослеживается тенденция к катастрофическому исчезновению ярких, самобытных игроков в российском футболе. Отсутствие наших футболистов в числе «звезд» даже средней величины на европейском уровне, не говоря уже о мировом, подтверждает это.
В то же время мы можем вспомнить немало ярких игроков в нашем футболе 40 — 60-х годов, среди которых были звезды европейского и мирового уровня, А успехи сборной тех лет ни в какое сравнение не идут с нынешними. Сегодня мы не попадаем в число 32 в Кубке мира и 16 в Европе. А ведь в 1956 году мы были олимпийскими чемпионами, в 1960 м — чемпионами Европы, в 1964-м — серебряными призерами европейского чемпионата, в 1966-м — бронзовыми на чемпионате мира.
С конца 60-х годов уровень нашего футбола постепенно снижается, и сегодня мы со всей очевидностью стоим перед фактом отсутствия в нем ярких игроков, опустевших трибун стадионов и удивительной беспомощности огромной армии футбольных специалистов и функционеров перед лицом проблемы подготовки футболистов высокого класса.
Если сопоставить численность профессионально занимающихся футболом в России специалистов (тренеров, административных работников многочисленных федераций и т.п.) в разные временные отрезки — до середины 60-х годов и в настоящее время — с соответствующими этим отрезкам достижениями, то нетрудно прийти к выводу: чем больше специалистов, тем меньше достижений! Не правда ли, удивительный вывод? Что это? Совпадение или следствие каких-то определенных осознанных действий, приведших к такому результату?
Ответ на этот вопрос, на мой взгляд, даст куда более полную и объективную картину реального положения дел в нашем российском футболе, чем традиционное объяснение причин кризиса отсутствием у мальчишек былой мотивации вследствие появления дискотек, компьютеров, наркотиков и т.д. или нехваткой полей, спортзалов, инвентаря и т.п. Мы умудряемся найти массу всяких причин, объясняющих наступивший кризис, но почему-то все эти причины имеют одну общую черту — все, что происходит, происходит якобы независимо от нас, и мы ничего не можем изменить. Так ли это? А может, не будем валить ответственность за элементарную недальновидность и непрофессионализм на «происходящее в стране» и, конечно, от нас не зависящее? Давайте возьмем на себя смелость и попробуем разобраться объективно в причинах углубляющегося кризиса в нашем футболе. Может быть, еще есть возможность изменить то, что мы с таким «успехом» настроили в советское время.

1. Конец «дикого футбола» thief lord the divx download thousand acres a free download

Pee-wee’s Big Adventure dvd
free joe s apartment


На проходившей в Санкт-Петербурге конференции УЕФА по юношескому футболу тренер мюнхенской «Баварии» Вернер Керн настойчиво и эмоционально пытался привлечь внимание аудитории к вопросам развития дворового футбола. Его попытки перекликались с достижениями на международной арене ирландского юношеского футбола, имеющего полудворовую основу, и высказываниями с трибуны конференции маститых тренеров о необходимости свободы творчества, обязательном присутствии удовольствия от игры и развитии воображения как основы, на которой строится футбольная личность ребенка. В предлагаемой вашему вниманию статье предпринята попытка сравнительного анализа среды «дворового футбола», в которой происходило формирование личности будущих «звезд» нашего футбола, таких, как Федотов, Бобров, Дементьев, Яшин, Стрельцов, Воронин, Нетто, Шестернев… (всех не перечислишь), и «организованного детского футбола», возникшего у нас в начале 60-х годов с появлением футбольных школ, групп подготовки и подобных им детских футбольных образований, а в 70 — 80-х годах пополнившегося СДЮШОР, спортинтернатами, ЦОПами и т.п.
Как известно, фундамент личности, ее костяк, определяющий направление и принципы развития человека в будущем, формируется до 14 — 16 лет.
Дальше идет развитие и шлифовка заложенного в детском и подростковом возрасте. Давайте посмотрим, что же изменилось за последние 40 — 50 лет в среде, формирующей в период до 14 — 16 пет личность потенциального футболиста.
Если сравнивать среду, в которой выросли наши «звезды» 40 — 60-х годов, с теми условиями, в которых мы «готовим» сейчас молодых футболистов, то обнаружится, что среда и принципы формирования личности не просто изменились, а искусственно изменены нами по направлению воздействия в прямо противоположную сторону.
Вспомним, в какой среде у детей формировался характер и отношение к футболу в 40 —60-х годах. До 13 — 14 лет этой средой был «дикий», «дворовый» футбол. Сегодня же мальчишки уже с 7 — 8 лет попадают в среду «организованного футбола»: ДЮСШ, СДЮШОР, футбольные секции, клубы и т.д. В результате «организации» нашего футбола мы на 6 — 7 лет раньше стали забирать из дворового футбола лучших наших мальчишек и руководить их футбольным развитием, да и не только футбольным.
Попробуем определить основные, принципиальные особенности дворовой среды, дававшей нам классных игроков, и посмотрим, как они выглядят в организованном футболе сегодня.

БУТАФОРИЯ ВМЕСТО УДОВОЛЬСТВИЯ. Часть 2.
May 21st, 2008 написал admin
2. БРАТЬ ИЛИ ПОЛУЧАТЬ Homecoming rip
Дворовый футбол ничего не давал мальчику авансом, от него можно было получить лишь одно удовольствие от игры, причем, только приложив большие усилия как организационного, так и чисто игрового плана. Необходимо сразу обозначить определяющий стержень футбола, его главный козырь, притягивающий к нему совсем юных и удерживающий игроков до старости. Этот козырь удовольствие, получаемое от игры, и именно его, и только его, можно было получить от дворового футбола.
Организованный футбол в отличие от дворового с первых же шагов начинается для мальчика с «дармового» получения очень многого. Его сразу одаривают внешними футбольными атрибутами и бутафорией: настоящий тренер, стадион с настоящим (а то и искусственным) полем, спортзал, форма, мячи, соревнования (даже международные, с выездом за границу), настоящие тренировки
как у взрослых профессионалов (со свистком, конспектами, секундомером, тренажерами и т.д.). В этом же направлении действуют и родители, которые со своей стороны стремятся сделать все, чтобы создать условия своему ребенку в обучении футболу ведь его пригласили в настоящую футбольную школу. Мальчикуостается только брать то, что ему дают, привыкая к мысли, что все,
что надо для футбола, он получит или от тренера, или от родителей. Сами того не ведая, мы закладываем фундамент потребительского отношения мальчика к футболу. Но и это, наверное, не самое страшное, страшно то, что давать все это мальчику мы вынуждены — иначе он от нас уйдет. Почему? Потому что мы не можем ему обеспечить то, ради чего он пришел в футбол, — удовольствие от игры. Мы не можемобеспечить ему «организованное» удовольствие в отличие от
дворового футбола, обеспечивавшего ему «дикое» удовольствие. И мы вынуждены «покупать» расположение мальчика, привлекая его внешним антуражем, бутафорией футбола, искусственно создавая ажиотаж среди родителей, ища у них помощи в заманивании талантливых и способных
мальчишек в придуманный нами, взрослыми, «организованный детский футбол».
ВЫВОД: в организованном футболе потеряна цель, направление усилий в нем смещено по сравнению с дворовым. В дворовый футбол мальчик приходил с одной целью — получить удовольствие от игры — для этого он был готов ОТДАТЬ все свои силы, и получал это удовольствие, честно вложив свой труд, что заставляло его приходить снова и снова. В организованном футболе мы, не имея возможности привлечь мальчика к игре за счет удовольствия, вынуждены стимулировать его внешними, рассчитанными на потребительский инстинкт атрибутами футбола. Это формирует его как игрока-потребителя, с первых же шагов в футболе привыкающего БРАТЬ, смещает цель его познания футбола из области желания получать удовольствие от игры в область получения материальных благ от своего присутствия в футболе.

3. НАУЧИТЬ ИЛИ НАУЧИТЬСЯ?
В дворовом футболе мальчика никто не учил, наоборот, дворовая среда диктовала: выверни себя наизнанку и научись сам, сам проанализируй и сам попробуй, если, конечно, ты способен, если у тебя есть к этому талант. Действуя таким образом, мальчик постепенно «запускал», «раскручивал» свой внутренний механизм саморазвития и самосовершенствования, маховик которого в дальнейшем невозможно было остановить. Вот откуда у старых мастеров была незатухающая жажда самосовершенствования, выражавшаяся в самостоятельных дополнительных занятиях, отсутствии пресыщения футболом, стремлении к поиску новых приемов, в творческом отношении к самой игре.
В организованном футболе, наоборот, мальчика уже с 7 — 8 пет начинают учить игре, а вернее, навязывать взрослую, тренерскую точку зрения на детскую игру в футбол. Это у нас считается передачей опыта. Только мы упускаем, что для того, чтобы мальчик вырос в индивидуальность, необходимо, чтобы он нашел СВОЕ удовольствие в футболе, СВОЕ понимание его сущности и его законов, ведь без этого он не станет яркой личностью, способной изменить наше представление об игре. А для этого он должен быть свободен в своем самовыражении в игре и иметь время для отделения «зерен от плевел» в его, только ему присущем, понимании футбола. Иначе мы получим то, что имеем сегодня, — футбольные полуфабрикаты, гибриды из личности ребенка и тренера, уродливо и неорганично сросшиеся фрагменты тренерского опыта из взрослого «футбола за деньги» и детского понимания футбола как «игры для удовольствия». Но мы не получим главного — ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ, ЛИЧНОСТИ, пришедшей в игру для своего удовольствия, а с приобретением опыта научившейся доставлять своей игрой удовольствие партнерам и зрителям.
Как же сказывается на формировании личности футболиста отсутствие у него возможности в детском возрасте самому разобраться в игре, попробовать ее со всех сторон и найти в ней СВОЕ удовольствие, которое впоследствии может дать ИГРОКА, понимающего футбол не совсем так, как его понимают другие, и способного внести в игру что-то необычное, оригинальное? Думаю, что, заменив девиз дворового футбола: «Научись сам!» на лозунг: «Мы тебя научим!», мы существенно повлияли на возможность появления в нашем футболе ярких, самобытных, нестандартных личностей, игроков со своим взглядом на игру. И, наоборот, создали среду, в которой довольно легко штампуются игроки, подобные нам, тренерам, но не копии, ибо они живые люди и, естественно, сопротивляются нашему насилию. В общем, «ни то, ни се».
ВЫВОД: с появлением у ребенка в раннем возрасте тренера, в современном его виде, изменилась естественная структура процесса познания футбола, исчезла основная, фундаментальная часть этого процесса — возможность, включив внутренние свои природные способности, исследовать и примерить «на себя» футбольную игру, пропустить ее через свои способности и, включив ВООБРАЖЕНИЕ, попытаться найти свое место в этой игре. Ущербность нашего «организованного» подхода к воспитанию юных «звезд» состоит в том, что мы сами «отрезаем» лучшую, содержащую перспективу развития индивидуальности, генную основу личности ребенка, не давая ей возможности даже немного развиться и окрепнуть. Процесс самостоятельного познания невозможен без анализа, а стремление к самостоятельному овладению приемами игры невозможно без развития воображения, трудолюбия, настойчивости, целеустремленности. Весь букет этих великолепных и так недостающих нашим футболистам качеств, опирающихся на интерес к футболу и удовольствие, получаемое от игры, невозможно воспитать там, где нет личного участия «воспитуемого» в формировании самого себя. Лишив ребенка возможности включить свой внутренний механизм саморазвития и самосовершенствования, мы отняли у него возможность использовать свой внутренний потенциал (а он чаще всего гораздо больше нашего, тренерского) и оставили ему возможность пользоваться только знаниями, получаемыми извне. И даже если кто-то не согласен с утверждением Эйнштейна о том, что воображение важнее знания, все равно он должен согласиться с тем, что без воображения футбол из творческой игры превращается в ремесло, что, кстати, мы и имеем в итоге.

4. ОСОЗНАННАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ, ИЛИ СВОБОДА ВЫБОРА watch midnight run in divx accidental spy the free download

В двором футболе мальчик был свободен в выборе того, что ему предлагал футбол, и брал он то, что соответствовало его личностным особенностям, что было нужно именно ему, что было адекватно возможностям и потребностям его внутреннего мира. Поэтому такая избирательность, исходящая из многообразия и непохожести индивидуумов, давала абсолютно непохожих футболистов, т.к. каждый создавал себя сам, исходя из внутреннего своего «устройства». А возможность выбора в дворовом футболе обеспечивалась его независимостью участия в игре, обилием самобытных приемов игроков разного возраста и мастерства, исполняемых рядом и «всерьез», возможностью тут же попробовать их исполнить и решить — стоит пи брать тот или иной прием в свой арсенал.
В организованном футболе мальчик не выбирает то, что ему нравится, да и выбирать особенно не из чего. Начнем с того, что сам подход к обучению не дает ему права выбора — дядя тренер решит все за него. Поэтому мальчик не примеряет на себя тот или иной прием, а берет то, что ему даст тренер. Но даже если у мальчика и возникнет желание научиться самому, то выбирать ему будет особенно не из чего. Во-первых, все в группе одного возраста и приблизительно одного уровня опыта и мастерства. Во-вторых, тренировка — не игра, и в ней не увидишь прием в том исполнении и содержании, которого требует игра, а играть на занятиях стали в 5 — 10 раз меньше, чем в дворовом футболе — львиную долю времени занимает отработка элементарных приемов и работа над развитием физических качеств. Да и в самих играх (контрольных, товарищеских, не говоря уже о соревнованиях) тренер не даст мальчику экспериментировать — ведь это скажется на результате игры!
ВЫВОД

house of fury download free blown away dvd download
big hit the movie download


: отсутствие у мальчика свободы в выборе из игры того, что ему интересно, что привлекает именно его, что близко его пониманию футбола, существенно затрудняет формирование у него «осознанной необходимости» освоения того или иного приема. Конечно, тренер заставляет мальчишек выполнять и разучивать требуемое, но выполняется это, скорее, автоматически, неосознанно, т.к. необходимость освоения не подкреплена личным опытом и личным выбором, основанном на личном интересе. Мы стремимся поскорее научить наших подопечных футбольным навыкам, минуя стадию формирования у мальчишек осознанной необходимости включения их в свой арсенал. Почему? Нам некогда, мы торопимся поскорее получить результат — научить бить, быстро бежать с мячом и т.д. И достигаем этого результата: многие у нас бьют сильно, далеко и относительно точно, но беда в том, что делают они это все одинаково, шаблонно, без индивидуального блеска и нестандартности. Думаю, что это происходит потому, что формирование навыков идет у нас не через «голову», осознанно, «для себя», а шаблонно, автоматически, т.е. неосознанно, «для дяди тренера». Европейские тренеры, как говорит Стив Хэйвей, бьются над проблемой «проникновения в голову молодого футболиста», а мы этот вопрос решаем просто — голову игрока рассматриваем только как предмет, которым можно бить по мячу, а что внутри, нас не интересует — мы действуем через ноги.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 17 авг 2010, 12:14:24 
Не в сети
Профессионал
Профессионал

Зарегистрирован: 06 июл 2009, 15:19:33
Сообщения: 850
БУТАФОРИЯ ВМЕСТО УДОВОЛЬСТВИЯ. Часть 3.
May 22nd, 2008 написал admin
5. КУРАЖ ДАЕТСЯ НЕ КАЖДОМУ
Еще одной важной особенностью дворового футбола была разновидность дворовых команд.
Игра в такой команде, где собирались игроки разного возраста и различного уровня исполнительского мастерства, давала возможность непосредственно в игре учиться у более старших и более умелых и в то же время пробовать свои приемы на младших и более слабых игроках. Кроме того, эмоциональная окраска игры с участием игроков разного возраста стимулировала младших, стремившихся показать себя перед старшими, а старшим давала возможность в борьбе с более слабым противником достичь состояния «куража», исполнить, не боясь ошибиться, самые рискованные приемы, да еще с особым блеском, получая при этом не только удовольствие, но и результат. («Кураж» — это настолько значимое для проявления запредельных возможностей игрока состояние, что возможность его испытать трудно переоценить. Умение вводить себя в состояние «куража» дано не каждому и, по-видимому, прямо зависит от настоящего игроцкого таланта и мастерства). В такой обстановке легко появлялись новые приемы работы с мячом, порождаемые «выкрутасами» и фантазией более сильных игроков, а стремление младших к подражанию и копированию давало возможность им тут же пробовать и «примерять» на себя технически и координационно сложные приемы.
В организованном детско-юношеском футболе разновозрастных команд нет. Кроме организационных удобств, никаких плюсов от этого мы не приобрели. Зато потери очевидны. Помимо вышеназванных, мы теперь получили проблему «липачей» по возрасту, в которой даже подделка свидетельств о рождении стала обычным делом. Естественно, что это ухудшает и без того сложную моральную обстановку в нашем детском футболе, т.к. все эти «околофутбольные дела» лишний раз показывают мальчишкам, что мастерство — не главное в нашем футболе.
В командах, где собраны мальчишки одного возраста, по существу учиться не у кого, все приблизительно одного уровня, единственным человеком, у которого можно чему-либо научиться, является тренер, но и он не всегда способен и может участвовать в играх, где только и можно увидеть полноценное исполнение приема. В дворовом футболе не было постоянных команд. Были «команды-однодневки» (а бывало, составы менялись по нескольку раз в день), игра в которых не ложилась тяжким бременем ответственности за результат на хрупкие плечи ребенка, хотя и не была абсолютно безразличной. Количество игроков в командах также не было постоянным: от 2 до 11, в зависимости от числа имеющихся на данный момент игроков и размеров площадки. Это приучало мальчишек к игре с партнерами, обладающими совершенно разными характерами и уровнем мастерства, заставляло их оценивать возможности того или иного партнера и соответственно выбирать способы взаимодействия с ним, заставляло приспосабливаться к игровой обстановке, т.е. развивало его воображение, прогнозирование, расширяло его игровой кругозор, требовало вариативности поступков и игровых приемов. И в то же время прививало такие качества, как готовность играть в любой команде, с любыми партнерами, и играть всерьез, не тушуясь и не боясь результата, а выкладываясь до конца. Различное количество игроков в командах тоже ставило различные требования перед мальчишками. Способы взаимодействия в 2-х, 3-х, 4-х и т.д. отличаются друг от друга и требуют существенного напряжения интеллектуальных, физических и технических возможностей.
ВЫВОД: мы организовали (вернее, заорганизовали) свой футбол таким образом, что лишили мальчишек возможности наблюдать и общаться непосредственно в игре с более опытными игроками, перенимая у них интересные приемы игры, и в то же время отняли у них возможность пробовать и шлифовать свои приемы, используя младших как спарринг-партнеров. Кроме того, имеющееся сегодня искусственное разделение футбола «по возрастам» и скороспелое создание команд (по существу, с первых же шагов ребенка в футболе) исказило саму суть процесса познания игры. Ведь для начала ребенку необходимо познакомиться с игрой, примерить ее на себя, найти в ней свой интерес и только с этим интересом, получая удовольствие от «игры в мяч ногами», двигаться дальше в своем личном и глубоко индивидуальном направлении получения этого удовольствия. Наши действия лишают его этой возможности. Мы и здесь торопимся, превращая детскую игру в подобие профессионального взрослого футбола. Дошли уже до детского профессионализма! Мы хотим, чтобы цыплята не проходили стадию высиживания яйца, а выпрыгивали прямо из курицы. Конечно же, курица своими куриными мозгами не смогла додуматься до этого, то пи дело мы… Беда только в том, что то, что выпрыгивает прямо из курицы, совершенно не похоже на ожидаемое нами, но мы с упорством продолжаем верить, что следующий миллион цыплят будет таким, как мы задумали. Хотя «цыплята» становятся все хуже и хуже.

6. НУЖЕН ЛИ ФУТБОЛУ «ОТБОР»?

Shark Tale the movie
Дворовый футбол не делал отбора — он брал всех: способных и неспособных, хулиганов и «маменькиных сынков», худых и толстых, быстрых и медленных, умных и глупых. Всем им в дворовом футболе находилось место. Больше того, каждый был нужен, каждый играл в нем свою роль: один был нужен для того, чтобы его обыгрывали, как «стойку», другой — чтобы у него можно было подсмотреть хитрый прием, третий — чтобы научиться убирать ноги от его ударов, четвертый — чтобы было над кем по-футбольному «покуражиться», и т.д. Критерием отбора для дворового футбола был один показатель — желание играть. Не учиться играть в футбол, а просто в него играть. Удивительная привлекательность и популярность футбола в том и состоит, что в него не нужно учиться играть — в него может играть любой, и любому игроку всегда находилось место в нашем дворовом футболе, как оно находится любому бразильскому мальчишке на пляже Копакабаны. И лишить футбол возможности участвовать в нем всех желающих — это значит лишить его корней, той основы, на которой держится его популярность, и, самое главное, питательной среды, микроклимата, дающего начало, толчок участию любого мальчишки в самой демократичной игре в мире.
Но мы умудрились и здесь вмешаться в естественный ход развития футбола и «улучшить» его путем «обрезания» этих самых корней, конечно же, из благих побуждений — ведь мы хотели как лучше! Правда, получилось — как всегда. В нашем организованном футболе вопрос: «Играть или не играть?» сегодня решает не игрок, а тренер, который уже в 7-летнем ребенке определяет тех, кто может, а кто не может играть в футбол, ибо не имеет перспективы стать профессиональным футболистом. Итогом такого искусственного отбора становится ошибочное отлучение огромного количества способных мальчишек от игры посредством навешивания ярлыка «неспособного» и одновременное уничтожение питательной футбольной «мальчишеской массы», чрезвычайно важной для формирования индивидуальности будущих футбольных звезд и звездочек.
В результате появления фигуры тренера детский футбол превратился из доступной и привлекательной игры «для всех» в игру «для избранных», для тех, кого «возьмут в футбол» и из кого «будут делать профессиональных футболистов». Но на этом негативные последствия такого отбора мальчишек в организованные футбольные структуры не заканчиваются. Самая большая беда в том, что мы не только лишаем «отобранных» нами наиболее одаренных мальчишек необходимой для формирования их футбольной личности питательной среды, но и оставляем во дворах, где живут эти мальчишки, «выжженную землю», уничтожая основу дворового футбола. Потому что именно те мальчишки, которых мы забираем, вырастая и становясь игроками, являлись тем стержнем, на котором и держался дворовый футбол. Уходя за тренерами в ДЮСШ, СДЮШОР и т.п., с их ежедневными тренировками, фактически круглогодичными соревнованиями, тратя огромное количество времени на ежедневные переезды и не меньшее количество нервной энергии и физических сил, мальчишка уже не в состоянии выходить во двор, ему некогда, да и желания чаще всего нет — объем принудительной футбольной работы дает о себе знать. Лишившись лидеров, «заводил» и «звезд» местного масштаба, дворовый футбол прекращает свое существование, в лучшем случае держась на случайных энтузиастах, к сожалению, не делающих «погоды». Подрубпенные нами под корень многолетние традиции «дикого» футбола», с его разновозрастными стержнями и стерженьками сегодня почти захирели и плодов, как раньше, дать не могут.
Зато мы пожинаем плоды созданного своими руками «организованного» футбола, с его многочисленными ДЮСШ, СДЮШОР, ЦОП, УОР и т.д. Чего мы только не напридумывали в своем неуемном стремлении «повернуть реки вспять». И, нужно признать, нам это удалось. Иначе чем объяснить разительное отличие результатов, достигнутых «диким» футболом, от результатов, достигнутых под нашим энергичным руководством? Остается только надеяться, что достигнутые на этом поприще «грандиозные успехи» заставят нас опуститься с «высоты» 33-го места на эту «выжженную землю» и покаяться. Пока мы не «взлетели» еще «выше».
ВЫВОД: download breed the movie попытка улучшить за счет отбора качество приходящего в футбол «мальчишеского материала», наоборот, усугубила проблему формирования личности «будущих звезд», привела к исчезновению дворового футбола, а вместе с ним исчезла и среда, в которой естественно и очень разумно сочетались возможности получать удовольствие и одновременно трудиться «в поте лица», незаметно и настойчиво двигаясь к «большому футболу». Помимо этого, мы оттолкнули от футбола большую массу мальчишек, и вскоре нам пришлось решать проблему «отвлечения их от улицы» в масштабах страны. Во многом потому, что дворовая среда превратилась без лучших своих представителей в вотчину хулиганов и алкоголиков, им-то исчезновение «здоровой» части дворовой среды, каким был дворовый футбол, было только на руку.
Дворовый футбол, беря все желающих, действовал безошибочно — в нем никто не пропадал из тех, кто по-настоящему любил футбол и готов был прел де всего «отдавать», а не «потреблять». Мы же, стремясь и быстрее получить «звезду»! путем отбора отбрасывая большую часть мальчишек, другим словами, «сливая ненужную воду», вместе с нею выплеснул и ребенка — эту самую «звезду», которую хотели получи! побыстрее.

7. КУДА ПОДЕВАЛИ» ЛИДЕРЫ?
omen the dvd

True Romance rip


Подвижность и непостоянен состава команд в дворовом футболе давали возможность многим его участникам проявлять, а значит, и развивать свои лидерские качества. Зачастую обстановка требовала проявления этих качеств даже от тех, у кого они были слабо выражены в силу возраста или особенностей характера (скромность, нерешительность и т.д.). Это давало толчок к развитию лидерских качеств, вначале эпизодически (когда отсутствовали старшие, более авторитетные игроки), а затем, по мере накопления опыта, — более часто. Это, конечно, касается тех, кто обладал задатками лидера, а именно они и становились «звездами». Кроме того, огромное количество различных команд (маленьких и больших, постоянных и случайных по составу) давало очень многим мальчишкам возможность проявлять свои лидерские качества, так как для каждого из них всегда находилась небольшая команда, где они реально могли быть лидерами.
Ну а в нашем организованном футболе? Здесь все наоборот! Вместо того чтобы создать условия для развития лидерских качеств как можно большему количеству мальчишек, имеющих задатки лидеров, мы уже в 7 — 8 пет лишаем их такой возможности, концентрируя их из дворовых команд в различные более и менее престижные клубы и футбольные школы. Нетрудно сообразить, что, собирая потенциальных лидеров с еще только наметившимися лидерскими качествами в общую группу из 20 человек, мы оставляем возможность развивать эти качества только одному из них, теряя, таким образом, 19 потенциальных лидеров и уменьшая их количество в 20 раз!
Затем, лет в 12 — 13, тех немногих, кто проявил в этих новых командах свои лидерские качества, снова собираем, создавая им «еще лучшие условия» в более сильных клубах или СДЮ-ШОР, например, таких, как наши петербургские «Смена» и «Зенит». Ну а когда пет в 14 — 15 те перспективные мальчишки, которых так «скрупулезно» отбирали, становятся «вдруг» бесперспективными, их меняют на тех, кто уцелел после двух предыдущих «созидательных отборов», еще раз собирая из так называемых «низовых коллективов» образовавшихся там новых «лидеров». Можно продолжать и дальше, но если даже ограничиться вышеизложенным, то можно сказать: сколько бы ни было у нас талантливых мальчишек — мы их все равно загубим. При такой постановке «дела» в нашем детском футболе к 16 годам остается примерно в 8 тысяч раз (!!!) меньше потенциальных лидеров, чем их было бы в дворовом футболе! Думаю, принимая во внимание такие «высокие» показатели, нам не стоит огорчаться тому, что мы не попадаем в число 16 лучших сборных в Европе. Нам надо радоваться, что нас еще кое-где принимают всерьез (правда, и это благодаря заслугам отечественного футбола прошлых лет).
ВЫВОД: и в вопросе формирования лидерских качеств «организованный футбол» явно проигрывает «дворовому». Причем проигрывает не только по количественному, но и по качественному показателю. Дворовая среда в отличие от «организованной» неизмеримо разнообразнее и серьезнее, ситуационные эпизоды в ней не контролируются «сверху», и лидеру приходится рассчитывать только на собственные силы, а это ключевой момент в формировании настоящих лидерских качеств.

8. УДОВОЛЬСТВИЕ ИЛИ РЕЗУЛЬТАТ?

Пожалуй, главным принципом дворового футбола был принцип УДОВОЛЬСТВИЯ. Без удовольствия в футбол во дворе не играли — в этом не было смысла. Футбол и удовольствие были неразрывны, они приходили к мальчику с первыми ударами по мячу, и затем никакие обстоятельства не могли отобрать у игрока желание играть, получая удовольствие. Начиная с удовольствия от «игры для себя», мальчик постепенно переходил к удовольствию от «игры с партнерами», ведь при этом уровень получаемого удовольствия существенно возрастает.
Задумаемся над вопросом: от чего футболист получает удовольствие в игре? Конечно, для разных игроков и в различные периоды их игровой зрелости существуют сугубо индивидуальные оттенки и нюансы игровых эпизодов, доставляющие им это ощущение. Но, на мой взгляд, есть общий «фундамент», на котором основывается УДОВОЛЬСТВИЕ ИГРОКА. Осмелюсь сформулировать его суть, отнюдь не претендуя на безапелляционность: игрок получает удовольствие от игры тогда, когда то, что он задумал и делает, понимают и подхватывают его партнеры, но не успевают понять соперники и тем более не могут этому противодействовать. Именно совместные и согласованные, неожиданные и хитрые действия, вызывающие непонимание и неразбериху в действиях соперника, доставляют наибольшее удовольствие игрокам, способны ввести их в состояние куража и даже эйфории. А ведь только в таком состоянии игроки способны доставлять удовольствие зрителям, только в состоянии воодушевления и подъема они интересны, ибо способны на нечто большее, чем могут, а значит, они НЕПРЕДСКАЗУЕМЫ. А непредсказуемость зрелища лежит в основе зрительского интереса.
Именно из-за удовольствия, перерастающего сначала в редких случаях, а затем все чаще в состояние воодушевления и куража, мы приходим в футбол. И именно из-за этого ни с чем не сравнимого ощущения мы в него играем, пока есть силы. Когда игрок не находит удовольствия в игре — он либо уходит из футбола (что и происходит со многими талантливыми мальчишками в наши дни), либо превращается в ремесленника, использующего футбол для зарабатывания денег. Но он никогда не станет творцом игры, способным создать что-то новое, непохожее и непредсказуемое — то, что и отличает просто «игру в мяч ногами» от «ФУТБОЛА» с большой буквы.
Но все дело в том, что научиться получать удовольствие от игры чрезвычайно трудно — это процесс тонкий и кропотливый, сугубо индивидуальный, идущий в глубине сознания каждого игрока. Он медленно шел эволюционным путем в дворовом и, по существу, не идет в нашем «организованном» футболе, организованном, как ни странно, именно для того, чтобы ускорить этот процесс.
Давайте посмотрим, почему из нашего организованного футбола исчезло удовольствие, которое игрок должен не только уметь получать от игры, но и развить это умение настолько, чтобы было чем поделиться с партнерами и зрителями. Ведь маленький мальчишка тянется к мячу лишь с одним желанием — получить удовольствие от общения с ним. Куда же исчезает это желание и что занимает его место? Что заставляет мальчика продолжать играть в футбол, не получая удовольствия?
Говоря об отсутствии удовольствия от игры, я, конечно, не имею в виду его полное отсутствие. Удовольствие от игры в той или иной мере получают все игроки. Но уровень получаемого нашими игроками удовольствия от игры ни в какое сравнение не идет с удовольствием, которое можно получать и которое получали игроки, воспитанные в дворовом футболе. И не только игрооки. Удовольствие — и какое! — получали и зрители.
С появлением тренера в футбольной жизни мальчика изменяется естественное направление его устремлений в футболе, в детском сознании происходит ломка понятия о предназначении футбола. Это уже не просто детская игра, существующая для получения удовольствия, а работа, работа над элементами техники, работа над развитием физических качеств, работа над повышением мастерства и т.д., одним словом — «работа». Мы свято верим, что необходимо «учить работать» с первых же шагов мальчика в футболе, и делаем это вот уже несколько десятков лет, лишая самых одаренных и талантливых из них радости участия в самой интересной детской игре — футболе, подменяя ее «работой во имя светлого профессионального футбольного будущего». Ну а то, что ничего из этого не выходит, — не страшно, зато все мы при деле.
Что же заставляет тренера заниматься с мальчиком этой работой?
Мы стремимся побыстрее научить мальчика побеждать, обучая его приемам игры, которые дают быстрый результат. И в этой погоне за быстрым результатом мы упускаем самое главное. Первое и, возможно, единственное, в чем действительно нуждается мальчишка, еще не знакомый с настоящим футболом, — в ответе на вопрос: что доставляет наибольшее удовольствие в игре? В каком направлении искать его? Как научиться достигать состояния вдохновения в игре, которое, однажды почувствовав, игроки стремятся пережить снова и снова, а зрители за это готовы отдать и время, и деньги?
Впрочем, если начинать с этих вопросов, то не скоро получишь от своих питомцев результат на футбольном попе. Да и ответить на эти вопросы непросто. Не говоря уже о том, чтобы терпеливо ждать, когда мальчишка найдет свое понимание удовольствия, свойственное только ему и основанное на его собственном опыте и восприятии игры. Гораздо легче не принимать во внимание «сопливую личность» с ее детским пониманием футбола, а взять и «научить» тому, что сам умеешь, а умеем мы, конечно, гораздо больше, чем 7-летний мальчишка. И результат, кстати, это дает довольно быстро. А то, что «сопливая личность», перенимая годами наш «опыт», не раскрыла свои собственные внутренние возможности (может быть, даже футбольную гениальность), так это невозможно утверждать наверняка и тем более проверить.
Одно можно с уверенностью сказать: результат, который мы получаем, всеми правдами и неправдами «обучая» футболу наших мальчишек, никого не устраивает — такое «обучение» не дает нам ни ярких игроков, ни зрелищного футбола. Наши многочисленные СДЮШОР, ДЮСШ, ЦОПы, УОРы, футбольные клубы и просто футбольные коллективы очень уверенно перемалывают огромную массу способных и талантливых 7 — 8-летних мальчишек, постепенно, год за годом, превращая их в однообразную, безликую массу, неспособную к полету воображения и игровой фантазии, примитивно и механически выполняющую не очень интересную работу под названием «футбол».
Но вернемся к вопросу процесса превращения наших одаренных и талантливых мальчишек (а их у нас, поверьте, очень много) в эту серую, безликую массу. Кропотливая и длительная «работа над элементами техники и развитием физических качеств» в многочисленных тренировках и эпизодических играх, требующих, в свою очередь, строгой игровой дисциплины, не допускающих рискованных экспериментов и тем более мальчишеского баловства, приводит к тому, что постепенно из сознания мальчика вытравливается то, за чем он первоначально пришел в футбол, — желание получать удовольствие от игры. А чтобы он не бросил занятия, удовольствие подменяется футбольной бутафорией — красивой формой, участием в составе настоящей команды в соревнованиях с настоящими судьями, призами, выездами в другие города и страны, ажиотажем родителей-болельщиков и т.д. Но мальчик не просто не находит удовольствия от того суррогата, который мы ему подсовываем вместо игры в футбол, последствия гораздо хуже: он постепенно приходит к выводу, что это и есть настоящий футбол и удовольствие получаешь только от результата — когда выиграешь. А результата, как известно, можно добиться различными способами, и если в основании отношения к футболу лежит не «удовольствие от процесса игры», а «результат на табло», то тогда сама игра, ее красота, содержание уходят на задний план, а вперед выходят околофутбольные способы добывания очков, начиная с простого и невинного «не дай ему сыграть» и заканчивая «работой с судьями» и «договорными играми». Ну а в промежутке — переманивание игроков и даже перевод их целыми командами из клуба в клуб, обвинение судей в причинах поражений, отказ играть с соперником, который опоздал немного больше, чем положено по регламенту, выискивание в протоколах и Положениях возможности поставить свою команду в более выгодные условия игры, а то и вовсе получить 3 очка, не играя, призывая тренеров и часто родителей «сломать», «убить» опасного игрока соперников и т.п.
Все эти «дурно пахнущие» околофутбольные маневры невозможны были в дворовом футболе по одной простой причине: в дворовой игре в футбол всем ее участникам нужно только одно — УДОВОЛЬСТВИЕ ОТ ПРОЦЕССА ИГРЫ. Результат там был на втором плане. И именно такая расстановка обеспечивала здоровое и нормальное понимание футбола, отметала от игры и игроков весь околофутбопьный мусор, которым сегодня мы засыпаны по самую макушку. Сегодня наши футболисты выходят на поле не получать удовольствие от игры, а работать на результат, биться за очки, потому что, пройдя многолетнее обучение в наших многочисленных футбольных школах и клубах, они так и не научились главному — получать удовольствие от игры.
Мы сетуем, что мало зрителей на трибунах, ради которых и существует профессиональный футбол, предъявляем претензии организаторам, упрекая их в плохой рекламе, отсутствии пива на стадионе, шоу с девочками в перерывах и т.д., а причина этого даже не кроется от нас, она ясна как день: удовольствие от игры наших футболистов получить очень трудно, если не сказать, невозможно — они ведь и сами его получать не могут. Конечно, есть исключения. Это прежде всего команда Константина Ивановича Бескова и Олега Романцева «Спартак» последних 20 лет да, пожалуй, мелькнувшее в начале 80-х минское «Динамо» Эдуарда Малофеева. Но даже то, что сделал К.И. Бесков огромным усилием своего тренерского таланта и пониманием ключевой роли, которую играет умение игроков взаимодействовать между собой, доставляя огромное удовольствие себе и зрителям, даже его работа была бы ярче и весомее по результатам, если бы в его распоряжении были игроки, пришедшие в команду с уже найденным своим пониманием удовольствия, а не футболисты, которых пришлось «реанимировать», возвращая свойственное им от природы, но почти забытое за ненадобностью чувство красоты игры. Сделанное К. Бесковым для нашего «бледного» футбола трудно переоценить. И тем не менее это ясное и понятное направление, подкрепленное конкретными результатами и, самое главное, зрелищной игрой, мы умудрились не заметить, как не смоги оценить в свое время призыв Эдуарда Малофеева к «искреннему футболу», футболу, идущему от души, футболу, основанный на удовольствии от игры.
ВЫВОД: thousand acres a dvd download

legend of the tamworth two the online
Dumbo trailer удовольствие о; игры, которое терпеливо и настойчиво закладывалось в основание футбольного дарования мальчика дворовым футболом приводило его в зрелые годы пониманию настоящей красоты игры, давало возможность делиться им с партнерами и болельщиками. Детский футбол сегодня превратившийся в подобие взрослого, лишил мальчишек возможной познать удовольствия от игры.
Получение удовольствия свели до минимума, подменив их работой над «элементами футбола» и «передачей тренера го опыта». А для зрителей уже давно не играем, даже не пытаемся, считая, что это возможно по каким-то не экономическим, от нас, конечно никак не зависящим. Kopоче говоря, схему мы здорово запустили
Нетрудно заметить, что в временном процессе формирования личности футболиста через три понятия — «удовольствие», «индивидуальное», «зрители». Не кажется ли в что это как раз то, чего та хватает нашему футболу?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 26 авг 2010, 15:17:29 
Не в сети
Футболист
Футболист

Зарегистрирован: 19 авг 2010, 13:41:02
Сообщения: 70
Откуда: Украина, Киев
БУТАФОРИЯ ВМЕСТО УДОВОЛЬСТВИЯ

С моей точки зрения, точка зрения автора статьи, мягко говоря, странная. Другими словами, настоящих оперных певцов или балерин не нужно нигде и ничему учить. Таланты же всегда отыщутся на любой сельской свадьбе. :)

_________________
https://www.youtube.com/channel/UCtNV_3bnbELJk4udiiUQYzA


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 25 сен 2010, 02:07:59 
Не в сети
Суперзвезда
Суперзвезда

Зарегистрирован: 26 май 2009, 19:58:44
Сообщения: 1582
Новый турнир продлит студентам жизнь в футболе

В петербургском отеле «Москва» прошла конференция руководителей национальных футбольных и студенческих ассоциаций по проекту Открытого чемпионата Восточной Европы и СНГ по футболу среди студенческих команд. По сути, речь идет о создании суперлиги, которая призвана объединить сильнейшие команды вузов разных стран. По замыслу организаторов – а в число соучредителей вошли ассоциации России, Украины, Азербайджана, Латвии, Чехии и еще семи стран, – новый турнир должен привлечь внимание публики, способствовать росту массовости занятиями футболом в студенческой среде, а главное, помочь молодым игрокам продлить жизнь в футболе и найти среди них тех, кто еще сможет раскрыться в профессиональном футболе.

Идею создания Открытой студенческой футбольной лиги поддержали все, однако основная работа по ее организации только начинается. Предстоит согласовать формат, календарь турнира и сроки его проведения, а также найти источники финансования.

НФПМ.ру предлагает наиболее интересные фрагменты выступлений участников конференции.

Сергей Фурсенко, президент Российского футбольного союза:

– Те задачи, которые мы поставили во время июньской встречи в Йоханнесбурге, мы обязаны решить - ради будущего наших детей. Главная цель это проекта – сделать студенческий футбол явлением массовым и организованным на высоком профессиональном уровне. Откуда взялась эта идея? Многие заканчивают к 18 годам футбольные школы – и заканчивают играть в футбол. В профессиональный спорт попадает всего около одного процента выпускников. Но многие раскрываются позже, только к 22-23 годам. Наша задача – продлить их жизнь в футболе как минимум на пять-шесть лет.

Идея международной студенческой лиги носилась в воздухе. Мы с коллегами поняли, что нужно создать нечто большее, чем национальная студенческая лига. И мы должны подумать, как на этом пространстве создать мощный турнир, способный давать игроков мировому футболу.

Создание лиги – это еще и социальный вопрос. Футболисты, которых мы растим, должны социально адаптироваться. Они смоугт одновременно учиться и играть. И когда они закончат выступления, у них уже будет специальность. Причем мы говорим не только о мужском футболе, но и о женском.

В проект мы можем вносить изменения, он не застывший. Например, азербайджанский коллега сказал мне о том, что в новой студенческой лиге хотела бы поучаствовать Турция. Но в любом случае до конца года нам нужно согласовать все детали, иначе мы и будущий год «промахнем»: что не делается быстро – как правило, откладывается в долгий ящик.

Все вопросы должна будет обсудить рабочая группа, в которую войдут представители всех стран-участниц. Думаю, в течении двух недель она будет сформирована. Штаб-квартира лиги, на мой взгляд, должна «мигрировать», а не находиться все время в одном и том же городе. И еще очень важно никого не потерять: кто-то не может играть в июле, кто-то в августе, и придется искать консенсус, всем без исключения нужно будет идти на встречу. И если сейчас здесь собрались люди из 12 стран, то в дальнейшем нам хотелось бы довести это число до 20.

Борис Якимович, ректор Ижевского государственного технического университета:

– Команда нашего университета выступает не только в студенческих соревнованиях, она играет также в чемпионате и Кубке Удмуртии и в любительской региональной лиге. Развивая наш футбольный клуб «Сокол», мы со временем пришли к тому, что создали целую систему подготовки игроков, у нас налажены отношения с целым рядом детско-юношеских школ в республике. Мы восстановили летний лагерь в красивейшем месте на берегах Камы. И результаты говорят сами за себя – только в этом году в ИжГТУ поступили около двадцати талантливых молодых ребят, закончивших футбольные школы.

Ряд матчей наша команда проводит в Сарапуле. И выяснилось, что в этом небольшом городе на нее неплохо ходят зрители. Там неплохой стадион, который называется так же, как наша команда – «Сокол». В Ижевске она играет на стадионе «Буревестник», причем в городе есть еще несколько хороших арен, так что мы готовы принять у себя финальный турнир студенческого чемпионата Европы-2012.

Конечно, развитие футбола требует больших вложений. В этом смысле нам очень помогает Ассоциация выпускников университета. Она привлекает спонсорские средства на развитие инфраструктуры.

Семен Андреев, президент Ассоциации мини-футбола России:

– Уже несколько лет мы реализуем программу «Мини-футбол в вузы». В 2008 году в Казани прошел первый турнир с участием 10 команд. В тот момент у нас не было задачи собрать максимальное число участников – главным было посмотреть, как это работает. Но уже в 2009-м в проекте приняли участие около 40 процентов всех российских высших учебных заведений, а сейчас в мини-футбол играют в 469 вузах. В общей сложности это 123 тысячи человек – и ребят, и девушек: из 8790 команд более 2000 – женские.

Мы не ограничиваемся только организацией соревнований. Выпускаются методические пособия для преподавателей, а лучшие вузы в качестве награды получают новые игровые площадки размером 20 на 40 метров.

Наш проект ни в коем случае не является конкурентом нового проекта студенческой лиги. Он его лишь дополняет. Причем именно те вузы, где успешно развивается мини-футбол, могут стать основой для развития футбола большого.

Олег Первушкин, первый вице-президент Всеукраинской футбольной ассоциации студентов:

– Нашей ассоциации в сентябре исполнилось десять лет. Мы объединили 27 украинских регионов и развиваем в студенческой среде не только большой мужской футбол, но и женский, которым с 2011 года хотим заняться вплотную, и мини-футбол, и пляжный.

Студенческий чемпионат страны с 2006 года мы проводим по системе «осень-весна». Участники разделены на три конференции. В западной играют шесть команд, две лучших выходят в финал. В центральной восемь команд, в том числе три киевские. В финал попадают три лучших коллектива. Одна команда выходит из восточной конференции. Пока нам не удалось избежать длительных переездов – между Киевом и Симферополем, например, по нашим меркам большое расстояние. Но чем больше становится команд, тем компактнее становятся соревнования, и в идеале мы хотим добиться того, чтобы максимальным для выездных матчей было расстояние в 200-250 километров. Тогда все команды смогут ограничиться автобусными поездками. Ведь самолеты подавляющему большинству просто не по карману.

Насколько популярны наши турниры? На финале по мини-футболу, например, в течение шести дней на игры приходило по полторы тысячи зрителей. А на матчи чемпионата ходит в среднем по 500 человек. При этом уровень лиги достаточно высокий – многие ребята со временем получают места в основных составах профессиональных клубов, в том числе премьер-лиги.

Мы ушли от вопроса участия или неучастия нелюбителей в студенческих соревнованиях. Для нас главное, чтобы игрок учился на дневном отделении. Но этот вопрос при реализации нового совместного проекта обязательно возникнет, и нам придется его решать.

В нашей лиге есть два заявочных периода – осенью и весной. Всего можно заявлять не более 35 игроков, каждый из них получает билет участника. Заявочный взнос составляет около тысячи долларов. Эти деньги идут на оплату работы судей – 300 гривен за игру. Арбитр в поле и делегат приезжают на матчи из других городов, а боковые и резервный – из местной судейской коллегии. Но все они – обязательно из списков судей, рекомендованных Федерацией футбола Украины для работы на матчах текущего сезона. Причем студенческие матчи учитываются в общем рейтинге арбитров, и даже если они проходят напряженно, мы не сталкиваемся с обвинениями в судейской предвзятости – самим рефери невыгодны никакие выкрутасы.

Базовый игровой день – среда. Почему базовый? Потому что ректоры часто жалуются, что играя в один и тот же день недели, студенты пропускают одни и те же занятия. Поэтому матчи проходят также по вторникам и четвергам. Большинство команд играют на естественных полях. Игры начинаются в два или три часа дня.

Ораджали Дурмушов, генеральный секретарь Студенческой федерации футбола Азербайджана:

– Мы дружим с украинскими коллегами уже семь лет, и при создании нашей собственной студенческой лиги использовали их опыт. Первый турнир провели в 2008 году, в нем приняли участие 40 команд, разбитых на восемь групп, четыре из которых – в Баку. По две лучших из каждой группы играли в финале. Но затем мы изменили формат – у нас не так много полей, доступных для проведения матчей. И сейчас существуют две лиги – 16 команд играют в высшей, а в первой есть две группы по 12 коллективов. Обмен между лигами – четыре команды, то есть путевки в высшую лигу получают по две лучшие команды каждой группы в первом дивизионе.

Мы уже можем говорить об успехах – три игрока, прошедших через наши соревнования, сейчас играют за сборную команду Азербайджана.

Айваз Казиахмедов, директор РФС по развитию:

– У каждой страны разные возможности, в том числе финансовые. А именно вопрос финансирования станет одним из ключевых. Но именно постсоветское пространство всегда было сильно представлено на уровне студенческого футбола. В 1987 году сборная страны, составленная на базе вильнюсского «Жальгириса», выиграла Универсиаду в Югославии. Российские команды, построенные на основе «КамАЗа» из Набережных Челнов, занимали высокие места на Универсиадах и в чемпионатах Европы.

Когда распалась великая советская империя, финансирование этих проектов прекратилось, и все, что мы сейчас имеем, заслуга исключительно ректоров вузов и тех спонсоров, которые любят футбол и продолжают вкладывать в него деньги.

Нам еще предстоит обсуждать формат нового турнира, искать для него источники финансирования, определять состав групп и вырабатывать регламент. Но Россия готова быть локомотивом этого процесса.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 27 сен 2010, 16:38:45 
Не в сети
Профессионал
Профессионал

Зарегистрирован: 06 июл 2009, 15:19:33
Сообщения: 850
Философия: игрокам ставят задачи

Юные футболисты должны получать удовольствие от игры и тренировочных занятий – таков главный посыл философии академии «Фейеноорда». А тренерский состав, в свою очередь, должен сделать все от него зависящее, чтобы талант игрока развился в полной мере. Основным методом обучения является решение футбольных ситуаций игроком, а не тренером. Тренер только обозначает проблему, а инициативу в ее решении отдает футболисту.

Занятия проходят очень интенсивно, значительную их часть составляют единоборства. Большинство технических и тактических приемов совершенствуются в игровых ситуациях. В младших возрастах игровой метод вообще является основным. При этом у детей, особенно в группах начальной подготовки, очень хорошая техническая оснащенность. Содержание занятий отдано на откуп тренерам, но старший тренер академии полностью контролирует весь процесс.

Материальное обеспечение: 15 идеальных полей

Учебно-тренировочный комплекс академии совмещен с базой главной команды и включает в себя следующее:

- административное здание с раздевалками и тренажерным залом;

- 15 полноразмерных футбольных полей, три из которых искусственные. Подогрева нет, но все естественные газоны отличаются высоким качеством. Три поля снабжены трибунами вместимостью до 1000 зрителей каждая;

- две травяные площадки размерами 25 на 30 метров, оборудованные для отработки ударов и стандартных положений.

Все спортивные объекты находятся в муниципальной собственности и арендуются клубом для нужд академии. Формой и инвентарем всех учеников снабжает клуб.

Структура: три тренера на команду

В академии обучаются футболисты в возрасте от восьми (U8) до 19 (U19) лет. Возрастные группы с U8 по U13 считаются юношеской академией, с U14 по U19 – профессиональной.

В юношеском отделении академии работают 20 тренеров, из них половина – тренеры 8-10-летних ребят – по совместительству.

В профессиональной академии также 20 тренеров, в том числе два тренера по вратарям и один по физподготовке.

Каждая группа тренеров работает с одной возрастной группой в течение только одного года.

Медицинское обслуживание обеспечивают два физиотерапевта на постоянной основе и шесть медработников по совместительству, которые сопровождают команды на выездные игры и турниры.

Большое внимание в профессиональной академии уделяется анализу тренировочной и игровой деятельности, для этих целей в штате есть оператор, который непосредственно отвечает за съемку тренировок и игр. Матчи снимаются все, тренировки – выборочно. Благодаря этому у тренеров каждой возрастной группы есть видеотека, с помощью которой они анализируют игру команды и вносят необходимые изменения в тренировочный процесс.

Расписание: от трех до пяти дней в неделю

Группы U8-U10 занимаются два раза в неделю, U11-U13 – три раза, U14-U19 – четыре. Игровой день – суббота. Среда и воскресенье – выходные для всех. Таким образом, ребята занимаются и играют в академии от трех до пяти дней в неделю. (в Академии Аякса примерно также и сравните с нашими реалиями)

В основном самые младшие группы занимаются на искусственных полях, а остальные на траве. С каждой группой работают три тренера: один старший и два ассистента. Наполняемость групп до 20 игроков – два вратаря и 18 полевых. Как правило, полевых игроков для занятий делят на две группы по девять человек, и с каждой работает один тренер. Вратари занимаются отдельно с тренером по вратарям.

Учебный год начинается в августе и заканчивается в середине июня. Он делится на недельные микроциклы, адаптированные к философии футбольной академии. На 80% микроциклы стандартные, и работают по ним в Роттердаме последние шесть лет.

В годовом цикле предусмотрено несколько перерывов на каникулы: неделя в октябре, две на Рождество, неделя в апреле и полтора месяца летом.

Селекция: в радиусе 50 километров

На академию работают 25 скаутов – общественников, которые просматривают 6-12-летних мальчишек на школьных соревнованиях, дворовых играх в радиусе 50 километров от Роттердама и направляют их на просмотр в академию.

Главным критерием отбора являются игра кандидата и тренерские наблюдения. Также дети сдают простейшие тесты – бег на 10 метров и прыжок в длину. Два раза в месяц по средам в академии проводится так называемый «день пятилеток». В этот день все желающие в возрасте от 5 до 12 лет могут пройти отбор на зачисление.

В основном в академии занимаются местные жители, но при необходимости есть возможность содержать иногородних талантливых футболистов – в распоряжении академии есть четырехквартирный дом. Следит за порядком и готовит обеды для воспитанников супружеская пара, с которой у академии заключен договор. На данный момент в академии обучается один игрок из Швеции, один из Бельгии и трое из других регионов Голландии. Иностранцев берут только в исключительных случаях и, как правило, в старших возрастах.

Компенсации: с 12 лет – по 11 тысяч евро

Детей в возрасте до 12 лет академия может бесплатно брать из других клубов, в основном любительских. Между профессиональными академиями в Голландии существует договоренность о том, чтобы не переманивать игроков друг у друга.

За детей старше 12 лет нужно заплатить по 11 тысяч евро за каждый год обучения в предыдущей школе с момента достижения ими 12-летнего рубежа. (родители Динамо говорили, что у них отбор в команде. Если бы Чиж платил столько за каждого пацана, который пришел в команду после 12 лет, то отбор видимо превратился бы, как и положено, в обучение своих малых)

Соревнования: детская площадка и полные трибуны

В младших возрастах (U8-U10) соревнования проводятся только на уровне регионов. Игры проходят на полполя командами по семь человек, размер ворот – 5 на 2 метра. После окончания матча, независимо от его результата, все игроки пробивают 9-метровые удары. Результаты основного времени и серии пенальти заносятся в протокол отдельными строками. Исходя из силы соперников, академия может выставлять на матчи младших возрастных групп ребят годом младше или неосновные составы. Так, например, недавно второй состав младшей группы академии обыграл команду одного из любительских клубов со счетом 36-0. (привет форумчанину Аяксу и его первенству бани, бани есть не только у нас оказывается)

Игры на все поле командами 11 на 11 начинаются с 11-летнего возраста. Единственная поблажка, которую делают ребятам до 13 лет, это выполнение удара от ворот с линии штрафной. Матчи этих возрастов обслуживают уже по три судьи, причем боковыми ассистентами выступают представители играющих команд.

Чемпионат Голландии проводится для ребят с 14-летнего возраста. Команды академии «Фейеноорда» принимают участие и в различных международных турнирах, но только в тех случаях, когда они проходят за счет принимающей стороны.

Игры детских и юношеских команд посещают в основном родственники, причем для маленьких посетителей по соседству организована игровая зона, в клубном здании расположено кафе. А вот на матчах старших команд трибуны бывают практически заполнены.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 27 сен 2010, 22:08:46 
Не в сети
Опытный футболист
Опытный футболист

Зарегистрирован: 27 май 2010, 20:54:30
Сообщения: 302
Уважаемый NEDO, статья познавательная, но причем здесь Чиж и ФК Динамо-Минск? Вы, что думаете, что из Динамо после 12 ти лет футболисты не переходят в другие клубы? Назовите хоть один белорусский футбольный клуб, который выплачивает компенсацию за юного футболиста как в Европе? И второе. ХОРОШО заниматься набором, а не отбором - ЗА ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СЧЕТ ...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 28 сен 2010, 10:48:24 
Не в сети
Профессионал
Профессионал

Зарегистрирован: 06 июл 2009, 15:19:33
Сообщения: 850
sadovich конечно ни один не платит. Но Динамо не стоит прибеднять. Я немного знаю кухню. Зачем волноваться, когда любому стоящему пацану с периферии всегда предложат перейти в Динамо и он скорее всего ответит согласием. И из Динамо сами редко уходят, обычно выгоняют, будем называть вещи своими именами.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 01 окт 2010, 12:40:37 
Не в сети
Футболист-новичок
Футболист-новичок

Зарегистрирован: 23 фев 2010, 14:00:39
Сообщения: 30
ЧУЖИМИ ГЛАЗАМИ. Провалы российской молодежи на уровне сборных заставляют задуматься над тем, что происходит с нашими молодыми талантами. Почему они чахнут на корню?

Об этом «ССФ» попросил высказаться одного из лучших европейских специалистов по детскому футболу голландца Хенка ван Стее. Год назад ван Стее возглавил академию «Зенита», и перед ним была поставлена задача превратить ее в инкубатор талантов.




«У ВАС ВСЕ ЗАЦИКЛЕНЫ НА РЕЗУЛЬТАТЕ»

– Дик Адвокат недавно пожаловался, что в России нет талантов. Вы с ним согласны?

– И согласен, и не согласен. В России нет молодых игроков, на которых Адвокат мог бы прямо сейчас рассчитывать в сборной, за исключением тех, которые там уже играют. Но в вашей стране огромное количество талантливой молодежи, просто с ней нужно работать, чтобы эти парни смогли раскрыть свой потенциал. И вот здесь начинаются проблемы, потому что уровень развития детско-юношеского футбольного образования в России сильно отстает от европейского.

– С этого момента, пожалуйста, подробнее.

– Я работаю здесь уже год и хорошо понял все ваши проблемы. Самая главная из них – система. Если вы ее не поменяете, то с каждым годом ситуация будет становиться все хуже. Что я имею в виду? В первую очередь то, что у вас все зациклены на результате. Вашим детским тренерам платят деньги за победы и постоянно требуют от них медали и кубки. Но так нельзя! Тренеры думают только о том, как выиграть очередной матч, и совершенно не занимаются индивидуальным развитием игроков.

На мой взгляд, оптимальна схема, когда все школы в стране делятся на категории, как отели. У самых лучших школ – пять звезд, потом идут четырехзвездочные, трехзвездочные и так далее. Например, построила школа четыре футбольных поля и образовательный центр – ей дают три звезды. Подготовила трех игроков для премьер-лиги – еще звезду и вместе с ней денежное вознаграждение. Это оптимальная модель. Тогда директора и тренеры школ будут заботиться не о том, чтобы выигрывать турниры, а о том, чтобы подготовить как можно больше ярких и сильных игроков.

Еще одна громадная проблема – несовершенная система перехода игроков из детского футбола во взрослый. Большинство игроков в возрасте от семнадцати до двадцати лет у вас просто перестают прогрессировать, потому что не имеют возможности получать игровую практику на высоком уровне.

– Что с этим можно сделать? Хиддинк в свое время предлагал организовать отдельный чемпионат для юношей до 19 лет, но дальше разговоров дело не продвинулось.

– Очень хорошая идея, но есть одна проблема – огромные расстояния между городами. Можно просто реформировать нынешний турнир молодежных составов, сделать так, чтобы там могли играть действительно только молодые футболисты. Этого уже будет достаточно. Сейчас же очень часто тренеры отправляют в дубль возрастных игроков, чтобы они там набрали форму после травмы или за какие-то дисциплинарные нарушения. Но из-за этого убивается сама идея такого турнира.

– Президент РФС Сергей Фурсенко также хочет создать отдельную студенческую лигу.

– Хорошая инициатива, но сначала, по-моему, необходимо расставить приоритеты: хотим мы дать возможность молодым людям в возрасте от 17 лет до 21 года играть в футбол или же хотим заложить серьезный фундамент футбольных навыков детям в возрасте от 6 до 13 лет.



«В ТОЛЬЯТТИ РАБОТАЮТ НА ЕВРОПЕЙСКОМ УРОВНЕ»

– Вы ровно год работаете в «Зените». Что уже получилось сделать за это время?

– Мы улучшили условия для занятий и проживания детей, создали хорошую скаутскую службу, пригласили в штат нескольких молодых тренеров, которые сами играли за «Зенит», – Дмитрия Радченко, Евгения Тарасова, Александра Горшкова. Я очень доволен тем, что мне удалось пригласить всех их в академию.

Вообще-то молодые тренеры у вас очень неохотно идут в детский футбол. Знаете, чем сейчас занимается Джованни ван Бронкхорст, который еще три месяца назад играл в финале чемпионата мира? Тренирует команду детей U-11. У Дениса Бергкампа – команда U-12, у Роя Макая – U-13. Они понимают, что тренерскую карьеру правильнее всего начинать с детского футбола, и совершенно не стыдятся своей работы, как это часто происходит в России. Вообще в вашей стране очень неправильное отношение к академиям. В Европе это – сердце любого клуба, и в той же Голландии, например, руководить академией «Аякса» или «Фейеноорда» гораздо престижнее, чем работать главным тренером какой-нибудь средненькой команды из высшей лиги. А у вас все наоборот.

– Наверное, в голландских академиях платят совершенно другие деньги. У меня, например, есть знакомый, который тренирует команду десятилетних мальчишек, и его ежемесячная зарплата – 12 тысяч рублей. В академии «Зенита», говорят, зарплаты в три раза выше, чем в среднем по городу, но все равно это не те деньги, которыми можно заинтересовать молодых и амбициозных людей.

– Конечно, я в курсе ситуации. Сейчас я ввел в академии систему бонусов, и тренеры смогут получать вполне приличные деньги. Но при этом и требования к ним будут очень жесткими. Я регулярно устраиваю им поездки в Европу. Когда англичане или испанцы обыгрывают их с крупным счетом или превосходят наши команды во многих компонентах игры, тренеры понимают, что им еще работать и работать.

– Почему уже в таком возрасте столь ощутима разница в подготовке?

– Потому что даже самые талантливые ребята в нашей академии развиты всего процентов на семьдесят. У кого-то есть волшебная правая нога, но левой он не может даже принять мяч. Кто-то может обыграть пятерых защитников подряд, но при этом выдыхается уже к двадцатой минуте матча. Дело в том, что у вас отсутствует методика комплексной подготовки игроков, поэтому и возникают такие пробелы. Чтобы их устранить, я прошу тренеров заниматься с игроками индивидуально по специальной программе.

Но мы только в начале пути. На данный момент мне удалось поближе познакомиться с работой академии Тольятти, и я считаю, что их работа приближается к европейскому уровню.
«ВАШИ ТРЕНЕРЫ СЛИШКОМ МНОГО КРИЧАТ НА ДЕТЕЙ»

– Российская молодежь сильно отличается менталитетом от европейской?

– От семи до тринадцати лет дети вообще везде одинаковые: постоянно улыбаются, шутят, смеются. Но в России, я заметил, где-то в четырнадцать лет дети очень резко меняются. Они становятся, как роботы, лица – каменные. Я много задумывался над тем, почему так происходит, и понял, что дело в тренерах. Они постоянно кричат на детей. А как можно чего-то добиться от ребенка, если его постоянно ругать? Поэтому всегда, когда вижу, что тренер орет на игрока, я провожу с ним жесткую беседу и предупреждаю, что это последний раз, когда я слышал ругань по отношению к футболисту.

– Часто эту проблему еще больше усугубляют родители. Орущие с трибун на игроков, судей и тренеров папы и мамы – уже привычная часть антуража на матчах детских команд. А два года назад в Москве один из матчей чемпионата города вообще закончился стрельбой.

– Родителей тоже нужно воспитывать. Я не против того, чтобы они приходили на игры детей. Если родители начинают с трибуны кричать на судью или тренера, сначала я приглашаю их к себе в кабинет и объясняю, что не стоит так себя вести, а если подобное повторяется, запрещаю этим родителям приходить на матчи.




«ПИТЕР ВОСПИТАЛ ТОЛЬКО ОДНУ ЗВЕЗДУ – АРШАВИНА»

– В 2003 году в основном составе «Зенита» появилась целая группа местных игроков. С тех пор никто из клубных воспитанников так и не смог толком закрепиться в команде. Когда же наконец появятся новые звездочки?

– Вообще я сам был в шоке, когда узнал об этом. В Петербурге – пять миллионов человек, но за последние годы питерский футбол воспитал не так уж много футболистов, которые стали топовыми. И только один из них стал по-настоящему звездой – Андрей Аршавин. А в Голландии, население которой больше Петербурга всего в три раза, каждый год появляются два-три игрока топ-класса.

Надеюсь, уже в следующем году я смогу постучаться в дверь к Спаллетти и сказать: «Взгляни на того парня, он уже сейчас готов играть за основную команду». Но пока я не могу этого сделать, потому что не вижу в дубле ни одного человека, который отвечал бы уровню главной команды.

– Но ведь молодежный состав «Зенита» в прошлом году стал первым в России.

– Ну и что?! Для меня это совершенно ничего не значит! Зенитовский дубль – яркая иллюстрация проблем всего юношеского футбола в России. У вас воспитывают команды, а не футболистов.

– Именно поэтому из юношеской сборной, которая в 2006 году выиграла чемпионат Европы, никто пока не проявил себя во взрослом футболе?

– Это одна из причин. Вторая – несовершенная система перехода игроков из детского футбола во взрослый, о чем я уже говорил. Молодым игрокам очень мешают агенты. Нужно изменить всю систему трансферов в детско-юношеском футболе. Если ты заметил в какой-то городской команде талантливого мальчика и захотел пригласить его в «Зенит», то все говорят, что надо платить его тренеру. А должно быть так, чтобы я платил деньги напрямую школе, которая воспитала ребенка. Нынешняя же система создает идеальную почву для коррупции и взяток.

– Как вы относитесь к лимиту на легионеров? Часто говорят, что он развращает молодых российских футболистов.

– Лимит – это то, к чему рано или поздно придут во всем мире. Англичане, например, провалившись на чемпионате мира, тут же задумались о реформе и приняли решение, что с 2016 года в заявке каждого клуба премьер-лиги из двадцати пяти игроков как минимум восемь должны быть собственными воспитанниками. На мой взгляд, это очень прогрессивное решение, и вам стоит взять пример с англичан. С одной стороны, клуб будет обязан уделять много внимания подготовке собственных кадров, с другой – если молодые игроки остановятся в росте, они просто будут сидеть на лавке и тренеру не придется включать их в состав только из-за паспорта, как часто происходит у вас сейчас.

– А что вы думаете по поводу идеи введения потолка зарплат для молодых игроков?

– Вряд ли это хорошая идея. Если такое произойдет, то все молодые игроки уедут в Европу, где нет потолка зарплат. Поэтому остается только воспитывать молодежь и объяснять игрокам, что дорогие машины и девушки – не самое главное в их жизни.

– Из этого интервью можно составить целую программу по развитию детско-юношеского футбола в России. У вас нет желания поделиться своими идеями не только с журналистами, но и с чиновниками из РФС?

– Конечно, есть, но пока мне оттуда никто не звонил. Если позвонят, с радостью поделюсь своими мыслями и помогу чем смогу. Я вижу, что в российском футболе громадные ресурсы, но их нужно грамотно использовать. Тем более половина проектов, о которых я говорил, даже не требует денег – нужны только желание и инициатива.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 01 окт 2010, 13:54:31 
Не в сети
Профессионал
Профессионал

Зарегистрирован: 06 июл 2009, 15:19:33
Сообщения: 850
Из Спорт-Экспресса

НЕМЕЦКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

То, о чем в России пока в основном говорят, в Германии уже работает и приносит плоды: речь о системе отбора и подготовки молодых футбольных талантов. В том, как она действует, попытался разобраться корреспондент "СЭ".

Ефим ШАИНСКИЙ

из Франкфурта


"Главный враг наших футболистов - мяч. На турниры надо посылать женскую сборную", - не так давно грустно шутили немецкие болельщики. Однажды видел, как заплаканный малыш жаловался папе на сверстников: "Они обозвали меня Янкером!" Это истории конца 90-х - начала 2000-х. Сейчас немецкие дети играют в Мюллеров, Езилов, Нойеров и с гордостью носят футболки с именами кумиров, которые не только куют медали, но и выглядят на поле очень симпатично.

НОСТАЛЬГИЯ ПО ДАСАЕВУ

Александр Маус не говорит по-русски, но о нашей газете знает: от корки до корки читает Kicker, где в каждом номере сообщается, что "Спорт-Экспресс" - партнер этого издания по Европейской ассоциации спортивной прессы (ESM). На Euro-1988 одиннадцатилетний тогда Александр горячо болел за советскую сборную и рыдал после сумасшедшего гола ван Бастена в ворота Дасаева. И сегодня помнит не только фамилии, но и имена наших футболистов, взявших тогда серебро. "Ринат Дасаев, Василий Рац, Александр Заваров, Олег Протасов", - навскидку быстро перечисляет Маус.

Эрудиция у него не только футбольная - закончил Франкфуртский университет по специальности "немецкий язык". А еще получил тренерскую лицензию "А" - более престижный футбольный диплом только у тех, кто работает с командами бундеслиги. От таких, как он, в немецком футболе зависит очень многое. Маус трудится в так называемой элитной школе футбола, в которой учит и немецкому языку, и премудростям обращения с мячом. Кроме того, работает в одном из опорных пунктов Германского футбольного союза (DFB), где занимаются с одаренными мальчишками, мечтающими о бундеслиге и национальной сборной. Именно эти два подразделения, где куют юные кадры, во многом и определили произошедшую в последние годы революцию в немецком футболе.

Если в сезоне-2000/01 в командах бундеслиги было 36 игроков в возрасте до 21 года, то в чемпионате-2009/10 - 76. На Euro-2000 в бундестим взяли лишь одного футболиста молодежки, Дайслера, а на ЧМ-2010 поехали пятеро победителей последнего молодежного континентального первенства - Езил, Хедира, Нойер, Боатенг и Аого. Шестеро участников турнира в ЮАР и сегодня еще могут играть за сборную до 21 года: кроме Езила с Боатенгом - Мюллер, Кроос, Марин и Бадштубер. После того как в 2008 - 2009 годах сразу три немецкие юниорские сборные стали первыми в Европе, УЕФА объявил: лучше всех на континенте молодые футбольные кадры готовят в Германии.

УНИВЕРСИТЕТЫ ЕЗИЛА И ГОМЕСА

"Держать позицию! Не прилипать к воротам! Вратарю не пасовать!" Эти и многие другие команды, сложив ладони трубочкой, кричал Александр Маус своим 11 - 12-летним мальчишкам из Майнц-Кастеля, которые на днях сражались в турнире соседних опорных пунктов DFB. Матчи проходили на уютном стадиончике с изумительным искусственным газоном в крошечном городке Таунусштайне. Абсолютно все ребятишки - в новенькой с иголочки экипировке Adidas, некоторые команды - в форме бундестим. Ножками в гетрах и бутсах пинали они, разумеется, Jabulani. Впечатляла не только материальная часть, но и футбольная выправка мальчишек: финтили на высокой скорости, без тени робости били с лета и внешней стороной стопы, четко знали, когда и куда бежать. Только вот судей не было - их роль выполняли тренеры.

И тут удивил Маус: в решающем матче за первое место с ребятами из Лимбурга назначил, как мне показалось, довольно спорный пенальти в ворота собственной команды. Позднее Александр объяснил: "Пусть ребята привыкают к тому, что и тренер может трактовать эпизод не в их пользу. Это поможет им усвоить принципы честной, благородной борьбы". В итоге подопечные Мауса лимбуржцев все-таки одолели и после финального свистка, раскрасневшиеся и счастливые, помчались к тренеру, чтобы пожать его большущую ладонь.

Такие турниры-смотрины проходят лишь 3 - 4 раза в год. А тренировки в опорных пунктах - каждый понедельник. Причем работают тут с ребятами только индивидуально, никаких командных занятий нет. Всего по Германии таких опорных пунктов 366. В них попадают самые одаренные мальчишки из бесчисленного количества маленьких клубов. В каждом пункте приблизительно по 40 ребят, которые разбиты на две группы: в одной 11 - 12-летние, в другой те, кому 13 - 14. Группы занимаются одна за другой, с каждой обязательно работают по три тренера. Именно по такой системе проходили некогда футбольные "университеты" нынешние игроки бундестим Гомес, Кроос, Кисслинг, Аого. Отбирают ребят более тысячи тренеров из опорных пунктов, которые затем с ними раз в неделю и работают. По воскресеньям специалисты обязательно приезжают на матчи клубов, где выступают подопечные, следят за тем, как те усвоили их уроки, берут на карандаш новые таланты. После игры проводятся беседы с тренерами команд, в ходе которых координируются детали подготовки мальчишек на ближайшее время.

- Кто у вас будущие Мюллеры и Езилы?

- У нас все хороши, - отвечает Маус, - но, конечно, еще рано говорить о том, кто заиграет во франкфуртском "Айнтрахте" или "Майнце". Впрочем, несколько ребят выделяются уже сейчас. Сегодня, например, здорово отыграли Джастин Зимс из "Бибриха", Гета Шполер из "Фрауэнштайна" и Энди Нгуен из "Норденштадта". Но у каждого из них, разумеется, еще куча недостатков. Зимс должен прибавить в единоборствах, Шполер и Нгуен - лучше играть в пас. Над всем этим с каждым из них мы по понедельникам индивидуально и трудимся. А тренеры в "Бибрихе", "Фрауэнштайне" и "Норденштадте" работают с ребятами по 2-3 раза в неделю. Разумеется, сотрудничество с клубами необходимо. Поэтому периодически проводим в опорном пункте так называемые информационные вечера, на которые приходят клубные тренеры. Потом идет обмен мнениями и даются конкретные задания наставникам команд.

... За труды в опорном пункте Маус, как и все его коллеги в стране, получает от DFB по 300 евро в месяц. Основное же место работы Александра - в висбаденской школе "Элли-Хойс", которой присвоено звание "элитной школы футбола". Там он, как уже упоминалось, преподает немецкий и еще 12 часов в неделю проводит тренировки.

- В каждом из семи наших спортивных классов - по десять одаренных футболистов, - рассказывает Маус. - Для таких ребят в школе есть оптимальная возможность сочетать учебу с интенсивными спортивными занятиями. В первой половине дня они тренируются у нас, а во второй - в специальных юношеских центрах подготовки при "Айнтрахте", "Майнце" и висбаденском клубе третьей бундеслиги "Веен".

В разное время науку в таких школах грызли Нойер, Мертесакер, Таски, Гомес, Аого, Кроос, Боатенг, Езил... Всего в Германии подобных заведений 29. Все они теснейшим образом связаны с 46 юношескими центрами подготовки в профессиональных клубах. Туда кроме учеников элитных школ футбола приглашаются "отличники" из опорных пунктов, а также напрямую самые одаренные ребята из маленьких команд. В эти 46 входят по 18 центров из клубов первой и второй бундеслиги и еще 10 из команд третьего эшелона, которые совсем недавно играли в более высоких дивизионах. Появление таких учебных заведений, где работа идет уже на высоком профессиональном уровне, - гигантский шаг в немецкой футбольной революции. Он стал возможен благодаря принятому в 2000 году постановлению, согласно которому ни один клуб бундеслиги не получит лицензии, если не создаст у себя юношеского центра подготовки с необходимой спортивной базой и полноценным тренерским штатом. Через год такие же условия были поставлены и командам второго дивизиона.

МИЛЛИАРД ЕВРО И ЕЩЕ ЧУТЬ-ЧУТЬ

Один из главных немецких футбольных реформаторов - руководитель отдела поддержки талантов DFB Ульф Шотт. В своем кабинете с окнами на всю стену он охотно рассказывал о главных этапах революции.

- После проигрыша в четвертьфинале мирового чемпионата 1998 года Хорватии (0:3) и провала на Euro-2000 все называли Германию неудачницей. Стало понятно: нам нужно изменить подготовку молодежи, больше в нее инвестировать, - рассказывает Ульф Шотт. - До этого всю подготовку юных талантов вели земельные федерации. Для того чтобы координировать и направлять их работу, DFB и создал специальный отдел.

- Какими были его первые шаги?

- Сначала мы разработали концепцию опорных пунктов, в которых должны были трудиться более тысячи тренеров. Для того чтобы мяч, как говорят, покатился, то есть программа начала работать, понадобилось два года. Параллельно мы все время подчеркивали: у клубов бундеслиги есть финансовые средства, чтобы вести работу с ребятами на высоком профессиональном уровне. В то время уже были команды, которые инвестировали деньги в юношеский футбол. Однако далеко не все. Мы же обязали клубы бундеслиги строить центры для молодежи со всей необходимой футбольной инфраструктурой и сделали это условием их лицензирования.

- В конце прошлого века лидером в работе с молодежью были французы. Вы у них что-то переняли?

- Мы изучали все лучшее в разных странах, во всех видах спорта. Французы при федерации создали интернаты, в каждом клубе у них был молодежный центр. С соседями мы много встречались, обменивались мнениями. В итоге пришли к выводу: интернаты нам не подходят, зато есть смысл в том, чтобы молодежью больше занимались немецкие клубы. По сути, мы ничего не копировали, а искали собственный путь, который соответствовал бы нашей философии и был принят обществом. При разработке и внедрении программы нас постоянно поддерживали президенты DFB - сначала Майер-Форфельдер, а потом Цванцигер, которые, разумеется, были очень заинтересованы в том, чтобы в сборной появилось талантливое молодое пополнение.

- А как относилась к вашей программе пресса?

- Анализ того, как помогать подрастающей футбольной смене, ее не интересовал. Только при поражениях журналисты вспоминали о том, что у нас мало талантов. В то время больше писали о делах Лотара Маттеуса. Сегодня же, после успехов в ЮАР, молодежная тема стала для журналистов чуть более интересной. Но особого сдвига нет.

- Понятно, что программа поддержки юных талантов стоит недешево...

- Опорные пункты обходятся DFB в 12 миллионов евро в год. Если добавить к этому еще деньги на юношеские сборные и некоторые другие необходимые затраты, сумма возрастает до 20 миллионов. Еще 80 миллионов в год тратят на работу с молодежью клубы, получившие в Германии лицензию. В итоге выходим на кругленькую сумму - 100 миллионов евро в год.

- Получается, с 2000 года затрачено около миллиарда!

- Да. Это то, что платят DFB и лицензированные клубы. Однако сюда не включены деньги на работу с юношами в любительских командах - те сами выделяют для этого средства.

- Только для опорных пунктов вам понадобилось более тысячи тренеров. Где вы их нашли?

- В каждом регионе у нас есть штатные работники, занятые на полной ставке. Всего их 29. Эти люди и отобрали тысячу тренеров. Те, кто работает в опорных пунктах, должны иметь определенное образование, они получают от DFB содержание, спортивную экипировку. Кроме того, у них есть доступ в информационный банк, куда они обязаны вносить все, что касается подопечных: как ребята тренировались, как прогрессировали, какие результаты показывали при тестировании. Между прочим, среди тренеров опорных пунктов немало известных в прошлом футболистов. В свое время в них работали нынешний наставник "Ганновера" Скиббе, тренер "Майнца" Тухель.

- Когда вы почувствовали, что работа стала приносить первые плоды?

- Только в последние пару лет. Именно сейчас начинают заявлять о себе наши первые воспитанники: они пришли в программу десять лет назад, и сегодня им по 20 - 23. Вот, например, Тони Кроос. Он начинал в опорном пункте в Грайфсвальде, что на территории бывшей ГДР, затем учился в элитной школе футбола в Ростоке, а оттуда уже попал в "Баварию" и бундестим.

У РОССИИ ДОЛЖЕН БЫТЬ СВОЙ ПУТЬ

- В течение одиннадцати месяцев 2008 - 2009 годов немецкая сборная выиграла чемпионаты Европы среди футболистов до 17, 19 и 21 года. Это тоже результат вашей работы?

- Победы молодежи расцениваем как промежуточную станцию перед будущими успехами. При этом нельзя говорить: мол, взяли юниорские чемпионские звания - значит, в стране хорошо ведется работа со сменой, не взяли - плохо. Многое ведь на турнирах зависит от формы игроков именно в день матча, от каких-то иных субъективных вещей. Более важен другой показатель: рост числа молодых игроков в бундеслиге. Но успехи юношей в Европе, конечно, тоже неплохо.

- В 2006 году 17-летние россияне выиграли в Люксембурге европейское первенство. Но из той команды, по сути, никто пока по-настоящему не заявил о себе на взрослом уровне. Что нужно делать, чтобы на разных стадиях не терять талантливых ребят?

- С игроками до 17 лет работа в Германии ведется последовательно, планомерно, систематически. У молодого футболиста всегда есть некое доверенное лицо, которое за него отвечает. Когда же потом игрок переходит в профи, у него, можно сказать, глаза разбегаются: тренировки с основой, в юниорской команде, возможно, в сборной. Важно, чтобы и в этот период рядом был человек, который молодого парня сопровождал бы, в нужный момент брал за руку и говорил, какой следующий шаг необходимо сделать.

- О каком человеке речь?

- Уж точно не о главном тренере - он должен добывать очки. Нужен специалист, который молодому игроку, например, говорил бы: "О'кей, в ближайшее время ты тренируешься с профи. Не забудь, тебе надо улучшить прием мяча, удар левой ногой. Через четыре недели посмотрим, что будем делать дальше". В Германии есть клубы, где работают люди, отвечающие за становление молодых игроков, их переход из юниоров на взрослый уровень. К сожалению, не во всех командах.

- В России, увы, нет таких стадионов, полей и тренировочных баз, как в Германии. Если бы вам предложили поработать в нашей стране, с чего бы начали?

- Полагаю, не стоит просто копировать систему, которая кому-то принесла успех. Важно глубоко проанализировать ситуацию в собственной стране: понять, какие есть рабочие структуры, в чем ваши сильные стороны, что нужно и можно сделать. Но отдельные вещи одинаковы для всех: необходим как можно более широкий просмотр юных футболистов, квалифицированный отбор талантов, затем постоянная и действенная их поддержка. Очень многое зависит от того, насколько сильны федерация, клубы. Это все нужно учитывать. Но, повторяю, универсальной концепции, которая приносила бы успех везде, не существует. Вообще очень важно точно представлять, какая в итоге ставится цель. И на какой период. Чего сейчас хочет Россия? Стать чемпионом мира или Европы по юношам, иметь сильную лигу, мощную национальную сборную?

- Русские хотят всего.

- А в первую очередь?

- Возглавив наше футбольное хозяйство, президент РФС Фурсенко поставил задачу выиграть мировой чемпионат 2018 года.

- По-хорошему работу нужно было начинать еще года два назад... Подготовка талантов всегда длится долго, тут нужно огромное терпение. У нас, например, сначала были фазы, когда мы только вкладывали деньги, ничего не получая взамен. Наша сборная плохо сыграла на Euro-2004, да и домашний мировой чемпионат 2006 года, думаю, "подоспел" несколько рановато для нас. Но затем дела, хоть и очень медленно, пошли. Для этого сначала нужно было многое переосмыслить, а потом сделать.

- В Германии по сравнению с Россией наладить работу с молодежью, думаю, все-таки легче: у вас отличная футбольная инфраструктура, хорошие тренеры, богатые традиции...

- Конечно, у Германии здесь преимущество. Современные стадионы, поля и базы нужны в любом случае. Но, полагаю, еще важнее, чтобы все, кто занимается поддержкой молодежи, были сплоченной командой, придерживались единой линии. Если один будет играть, образно говоря, только на левом фланге, а другой только на правом, ничего путного в итоге не выйдет.

- Когда в 2006 году Гус Хиддинк начал работать в России, он сразу стал говорить о том, насколько важна работа со сменой. Постоянно подчеркивал: нужно создавать футбольные школы, строить поля, стадионы. Мне кажется, многие у нас тогда воспринимали слова голландского специалиста не очень серьезно...

- Без всего этого сборную, которая хорошо играла бы на протяжении длительного периода времени, не создашь. Если нормальной пирамиды, основание которой - юношеский футбол, - нет, то в верхних строках рейтинга сборная может лишь мелькнуть. Для того чтобы постоянно добиваться успеха, нужно построить здоровый базис. Россия огромна, у нее гигантский потенциал - если вам удастся создать правильную футбольную пирамиду, то победы в конце концов придут.

- Еще год - полтора назад в отборе на ЧМ-2010 Россия и Германия играли, по сути, на равных. Сейчас же они, как говорится, на разных этажах. Может быть, как раз из-за того, что у нас нет той футбольной пирамиды, о которой вы говорите?

- Трудно сказать. Конечно, хорошая работа с молодежью - серьезная предпосылка для успехов сборной. Впрочем, даже если все налажено и работает без сучка и задоринки, то это не значит, что у сборной не будет неудач. Но вероятность их при таком раскладе, конечно, меньше.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 01 окт 2010, 16:26:19 
Не в сети
Профессионал
Профессионал

Зарегистрирован: 06 июл 2009, 15:19:33
Сообщения: 850
"Держать позицию! Не прилипать к воротам! Вратарю не пасовать!" Эти и многие другие команды, сложив ладони трубочкой, кричал Александр Маус своим 11 - 12-летним мальчишкам из Майнц-Кастеля, которые на днях сражались в турнире соседних опорных пунктов DFB. Матчи проходили на уютном стадиончике с изумительным искусственным газоном в крошечном городке Таунусштайне. Абсолютно все ребятишки - в новенькой с иголочки экипировке Adidas, некоторые команды - в форме бундестим. Ножками в гетрах и бутсах пинали они, разумеется, Jabulani. Впечатляла не только материальная часть, но и футбольная выправка мальчишек: финтили на высокой скорости, без тени робости били с лета и внешней стороной стопы, четко знали, когда и куда бежать. Только вот судей не было - их роль выполняли тренеры.

И тут удивил Маус: в решающем матче за первое место с ребятами из Лимбурга назначил, как мне показалось, довольно спорный пенальти в ворота собственной команды. Позднее Александр объяснил: "Пусть ребята привыкают к тому, что и тренер может трактовать эпизод не в их пользу. Это поможет им усвоить принципы честной, благородной борьбы". В итоге подопечные Мауса лимбуржцев все-таки одолели и после финального свистка, раскрасневшиеся и счастливые, помчались к тренеру, чтобы пожать его большущую ладонь.


Сомневаюсь, что хоть один из наших тренеров с такой философией бы судил матчи своей команды. Вот снова показательный пример, что у нас нужен результат детской команды, а у них растят футболистов.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 01 окт 2010, 16:37:57 
Не в сети
Суперзвезда
Суперзвезда

Зарегистрирован: 26 май 2009, 19:58:44
Сообщения: 1582
Интересные статьи. Я их печатаю и передаю в нашу школу.
А вот по вопросу тренеров с такой философией, так наш - Рассолько Ю.В. - когда судит матчи с участием своих команд, подсуживает противнику. И в этом был не раз замечен. В одной из последних игр, на поле соперника было на одного игрока больше, ему стали родители кричать, мол , лишний игрок, он ответил, ничего страшного, это ж дети, пусть играют. Правда наши имели преимущество... :)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 01 окт 2010, 18:14:56 
Не в сети
Профессионал
Профессионал

Зарегистрирован: 03 июн 2010, 19:17:26
Сообщения: 849
Откуда: Мозырь
Знаете, я лично наблюдал, как этот весь процесс происходит в европейских странах, даже в странах не самой дальней Европы и, сравнивая с нашими реалиями, могу сделать неутешительный вывод: у нас никаких шансов. И выигрываем мы на данном этапе у всяких европейских команд именно потому, что готовят у нас не футболистов, а команды. Футболистов же практически никто не готовит, так как руководство требует от детского тренера - результат! (турнирные и чемпионатные успехи), а при какой анти-игре это добывается, всем плевать. А посему простая схема для наших реалий: ребёнок тренируется у одного тренера, играет у другого, а индивидуальные занятия проводит отец. Вот тогда маленький шанс появляется. Вот такое моё мнение.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 04 окт 2010, 18:55:39 
Не в сети
Суперзвезда
Суперзвезда

Зарегистрирован: 26 май 2009, 19:58:44
Сообщения: 1582
Легендарный полузащитник «МЮ» Райан Гиггз рассказал журналу PROспорт:
О молодых игроках из академии «МЮ»

— Кто сказал, что у нас в составе перестали появляться доморощенные футболисты? Посмотрите на нашу команду: Македа, братья Да Силва, другие игроки вроде меня прошли академию «Манчестер Юнайтед». Сейчас не бывает такого, чтобы каждый год команда пополнялась своими воспитанниками. Об этом говорят многие тренеры. Когда я попал в команду, нас таких было пятеро или шестеро. Такого больше никогда не будет. Хорошо уже, если каждые ДВА-ТРИ года из юношеской команды в главную будет попадать хотя бы ОДИН игрок. Потому что выпускнику академии очень тяжело сразу закрепиться в основном составе.

Выделено мною.
А мы чуть ли не всеми командами собираемся в высшую лигу беларуского чемпионата. :)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 04 окт 2010, 21:58:07 
Не в сети
Профессионал
Профессионал

Зарегистрирован: 06 июл 2009, 15:19:33
Сообщения: 850
Тут Гиггз скорее всего имел ввиду только МЮ. Далеко не каждого хорошего игрока возьмут в МЮ, но кроме МЮ есть и другие команды. Вспомним "детский сад" Венгера.
Читал про Аякс, по их статистике около 80% воспитанников Академии остаются в профессиональном футболе. Ясно, что в разных командах, лигах, на разных уровнях, но все же.
Плюс не забываем про дело Босмана. Оно для многих дало легкую дорогу комплектования состава, имея хорошие финансовые возможности.
Статья про немцев говорит совсем об обратном. "Если в сезоне-2000/01 в командах бундеслиги было 36 игроков в возрасте до 21 года, то в чемпионате-2009/10 - 76"
У МЮ с Глэйзерами сейчас другая политика комплектования. Не исключено, что результатом стало снижение внимания к своей Академии и падение ее эффективности.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 06 окт 2010, 11:49:15 
Не в сети
Футболист
Футболист

Зарегистрирован: 19 авг 2010, 13:41:02
Сообщения: 70
Откуда: Украина, Киев
KSV писал(а):
А посему простая схема для наших реалий: ребёнок тренируется у одного тренера, играет у другого, а индивидуальные занятия проводит отец. Вот тогда маленький шанс появляется. Вот такое моё мнение.


Я тоже пришел к точно такому же выводу. Работаем. Посмотрим, что из этого получится.

Nedo, огромное спасибо за статьи и интервью. В них просто бесценная информация.

_________________
https://www.youtube.com/channel/UCtNV_3bnbELJk4udiiUQYzA


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 10 окт 2010, 04:29:46 
Не в сети
Футболист
Футболист

Зарегистрирован: 09 окт 2010, 23:24:28
Сообщения: 96
Nedo. Понравилась Ваша позиция и аргументация, хотя и не очень лестно отозвались о моей статье. Она, правда перепечатана из "Футбола" 2000г с неточностями и не полностью. Если хотите можете познакомиться с моим взглядом на проблему более подробно на моем сайте: www.slivka.spb.ru. Мне кажется, у нас много общего.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 779 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7 ... 39  След.

Часовой пояс: Европа/Беларусь - Минск


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 5


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron

© Football.By, 1998-2018. Форум работает на phpBB © 2000-2014 phpBB Group.
Редактор проекта - Тимофей Зиновьев.

TopList Rating All.BY Rambler's Top100