... НОВОСТИ

все новости

Команды Игры Очки
1Динамо (Минск)2869
2Неман (Гродно)2862
3Торпедо-БелАЗ (Жодино)2849
4Ислочь (Минский р-н)2847
5БАТЭ (Борисов)2847
6Гомель2841
7Славия (Мозырь)2840
8Слуцк2835
9Минск2833
10Динамо (Брест)2830
11Сморгонь2824
12Нафтан (Новополоцк)2823
13Шахтер (Солигорск)289
14Энергетик-БГУ (Минск)284
15Белшина (Бобруйск)283
Команды Игры Очки
1Динамо (Минск)2882
2БАТЭ (Борисов)2860
3Торпедо-БелАЗ (Жодино)2846
4Ислочь (Минский р-н)2844
5Гомель2843
6Энергетик-БГУ (Минск)2843
7Минск2843
8Неман (Гродно)2838
9Сморгонь2837
10Динамо (Брест)2834
11Шахтер (Солигорск)2834
12Славия (Мозырь)2827
13Нафтан (Новополоцк)2824
14Слуцк2822
15Белшина (Бобруйск)2818
Команды Игры Очки
1Арсенал (Дзержинск)3281
2Днепр (Могилев)3273
3Витебск3273
4Локомотив (Гомель)3262
5Макслайн (Витебск)3261
6Барановичи3248
7Жодино-Южное3246
8Волна (Пинск)3243
9Нива (Долбизно)3241
10Лида3241
11Молодечно-20183241
12Островец3239
13Бумпром (Гомель)3238
14Орша3231
15Слоним-20173222
16Шахтер (Петриков)3222
17Осиповичи325
подробнее

Футбол Беларуси

ЧБ-2021. БАТЭ - Динамо Мн. Фото fcbate.by

В тени «бульбасико». Матч БАТЭ и «Динамо» глазами вымышленных персонажей

09.11.2021 08:28

Матч, который решал если не всё, то очень многое, привлёк к себе внимание не только поклонников футбола, но и довольно неожиданную публику из числа литераторов. Один из них — писатель Панаев, — упросив поэта Бездомного, поберечь силы и воображение, предложил Football.by свой художественный рассказ на тему «бульбасико». И мы публикуем его на ваш суд.
В Печах, несмотря на колоритное название, было ещё холодней, чем в Минске. Вместе с небольшой колонной они двинулись мимо хат и гаражей, пока не показалась стальная, будто с сырными дырами, футбольная арена. В большей степени, чтобы проснуться окончательно, Юра принялся рассказывать, сколько вмещает в себя стадион, какие команды уезжали отсюда, несолоно хлебавши, но Наташка то и дело перебивала его и спрашивала про что угодно, но не про футбол.

— Какая тебе разница сколько тут в части солдат? Не знаю я. И о полигонах не знаю. Знаю только, что где-то Галыгин тут с бабкой пошёл в ягоды, а попал на учение.

— Какое?..

Через турникеты прошли не без приключений. Зазевавшись, Юра прошёл перед Наташей, и пришлось потом ждать её, пока она нервничала и пробовала попасть штрих-кодом под индикатор.

— Рыцарь, блин! Подождать не мог?

— А я что делал? Ждал, ведь… Ну, не дуйся. Как тебе стадион?

Они уже стояли внутри арены и рассматривали разноцветную палитру кресел.

— Антураж уютный, но с тревогой в сердце. А что это за лицо там?

— Где? А-а, серьёзный человек. Посмотришь, как на 53-й минуте зрители будут аплодировать ему.

— Зачем?

— В дань уважения. Капский это. Слышала хоть о таком?

— Что-то слышала…

Отстояв под гимн, они уселись на местах повыше, чем указано в билетах. Справа от них, словно двигающиеся змейкой кусты, прибывали срочники в зимней форме.

— Чего их так много? А кто Родину защищать будет?

— Наталья Сергеевна, в ближайшие два часа мы решительно никому не понадобимся.
36182
Матч стартовал с обеих сторон осторожно. Лишь иногда, как всполох костра, словно чувствуя обязанность перед домашними стенами и громкими заслугами прежних лет, хозяева агрессивно вгрызались в подборы, и искали оттуда пути к створу ворот гостей. Динамовцы же, как бывалый боксёр, кого временная нужда вынудила согласиться на бой с многообещающим талантом, держали дистанцию и до поры до времени медлили с забросами, прибегая к индивидуальному мастерству По и Путило. У кромки поля за рекламными щитами туда-сюда сновали символы борисовской команды в ростовых костюмах — Батоша и нечто молнеобразное, про которое сам Юра не смог толком ничего рассказать.

— Поставила что-нибудь? — спросил он.

— В смысле, «что-нибудь»? — переглянулась с ним Наташка. — Ты мне сам говорил, что ноль-ноль будет или один-один.

— Говорил. Но всякое может случиться. Так что поставила?

— Ничья и пеналь.

— Обогатимся, — кивнул он. — Назад можно на маршрутке шикануть. А сколько?

— Два рубля, — сказала Наташка так, словно поставила всю зарплату.

— Транжира, — резюмировал он с ухмылкой и подвинулся ближе.

По истечении получаса разговорились уже и о самой игре.

— Вон гляди, Наташа, как тренеры скачут, аки сайгаки!
36188
— А чего это они? Греются, что ли?

— Судьями недовольны.

— А футболистами?

— А футболистами, видимо, довольны. Вот «стандарт» взять. Путило опекает Рыбака. Почему Путило, спросишь ты? А я тебе отвечу — не знаю. Вероятно, больше некому. Не беда, что Рыбак на голову выше, в плечах шире, опять же и Путя — ни разу не Шева. Тренеру это всё равно. Главное, Стецурину напихать полное лукошко. А Стецурин, между прочим, бдительней его будет. Гляди: идёт навес, а рефери смотрит, кто кого поборет: Рыбак Антоху или на ничью согласятся. Антоха естественно уступает, рвёт майку на Рыбаке — как раз тебе, Наташ, под пенальти. Но свисточек! И угадай, где фол? В атаке. Потому как нельзя маленьких обижать. Но тренер динамовский и это пропустил. Опять Стецурина и в хвост, и в гриву.
36184
— А вон гляди, легионер у «Динамо» руками машет. Его кто обидел?

— Свои.

— За что?

— За глупость. Пробуют они от ворот через левый фланг вылезти. Мяч у Бацулы. А в опорной зоне под быстрое продолжение ждёт своего часа Селява. Но Бацула решает играть через легионера, — По — его фамилия. Даёт передачу в ноги, а тот, вместо того, чтобы отыграть защитника через Селяву — тот ведь, напомню, готов только к быстрому продолжению, — устраивает на месте танцы. Дожидается ещё соперников, чтобы спихнуть-таки мяч на Селяву, который, как известно, футболист добротный, но не Хави, чтобы не терять мяч с двумя соперниками на плечах. Вот они, Селява с Бацулой, чудом уйдя от голевого контрвыпада, выговаривают ему. А тот искренне не понимает, в чём дело.
36185
— Всё-то ты видишь! А сам тогда чего в физруки подался? Работал бы себе дальше тренером. Может, и возглавил бы.

— Не, не возглавлю.

— Почему?

— Из-за тебя.

— А я тут причём?

— Отец у тебя кто?

— Лесник.

— А был бы генералом, не спрашивала бы про физрука.

В перерыве сунулись к буфету, но там было яблоку негде упасть. У ног болельщиков ещё суетилась дворняга, выпрашивая объедки от бутербродов.

— Ладно, — махнул рукой Юра. — Минут пятнадцать второго тайма пройдёт, вернёмся, и, может, чаю возьмём какого.

Заглянув в уборную впрок, они вернулись на свои места и принялись коротать время. Наташка заняла себя селфи-сессией, а Юра наблюдением за дворнягой, пробравшейся к рекламным щитам у футбольного поля. Она проползала между ног зрителей, ластилась то к одним рукам, то к другим, иногда не безрезультатно, однако заприметив яркого и неестественно весёлого Батошу, вся ощерилась, зарычала и бросилась прочь куда подальше.

Второй тайм начался интересней первого. Или гости почувствовали за тайм уверенность, или Климович оказался расторопней Бахара, но раз за разом динамовцы пододвигались к штрафной площади в нетипичной манере поиска между линий. Правда, заключительную треть поля, не считая сквозных прорывов по флангам, взять пока не могли. Хозяева пробовали отвечать, дерзко толкались «под корпус», всем видом показывали настрой, задирали к небу ногу, но хватало их разве что на подборы после длинных забросов, да коротких побывок под стандарты.

— Ну? И где пенальти обещанный? — толкнула в бок Наташка, когда закончилось рукоплескание на 53-й минуте. — Может, возврат оформлять?

— Это не ко мне. Для этого дела есть специально обученные люди.

Через несколько минут Путило нерасторопно вышел из положения вне игры. И надо было случиться, что мяч нашёл именно его. Все приготовились услышать свисток, даже сам Стецурин уже надул щёки, метнув косой взгляд на бровку. Но помощник эпизод, вероятно, проморгал, и понадобилась целая секунда сообразить — (Антону, кстати, тоже), — что можно продолжать игру.
36186
— Как он бокового назвал? — спросила Наташка, кивая на мужика за спиной, вскочившего на ноги, когда опасность для борисовских ворот миновала.

Юра повторил ей на ухо.

— Да-а, - протянула Наташка. — Богат язык!

Вскоре ситуация повторилась, но уже не столь явно. Форвард скорей всего вбегал в пределах правил. Тем не менее, когда Климович забивал гол, Наташка послушала развёрнутую версию не только о самом боковом рефери, но и его родственниках.

— Значит, «один-один»? — ехидно поинтересовалась Наташка.

Юра зябко поводил плечами и вместо ответа с улыбкой отправил её покупать чай.
Когда она вернулась, многое в игре успело перемениться. Как «Динамо» ни пыталось справиться с суицидальными мыслями, невидимая сила всё же тянула и тянула их к защите ворот. Моменты, созданные сразу после гола, они не просто растранжирили, а как будто и не желали реализовывать вообще. БАТЭ на короткое время погрузился в анабиотический транс, лишь иногда оживая, когда их тренер искренне не понимал, как можно было не исполнить точный навес в окружении двух защитников. Но после 80-й минуты, путём собственных замен и ожидания на гостевой лавке, всё чаще и чаще стали возникать стандарты у динамовских ворот.

— Вот послушала тебя! Без денег теперь останусь!

— Да ладно тебе. Победят динамовцы, отдам тебе весь выигрыш. Но, чувствую, не понадобится.

— Почему?

— Забьёт БАТЭ. Как пить дать. Причем на какой-нибудь глупости подкараулят.

В этот самый момент мяч завис над юным форвардом минчан и защитником борисовской команды. По неопытности нападающий поздно пошёл отыгрывать проигранный вчистую корпус и привёз фол на ровном месте.

Расставились у границы динамовской штрафной.

— Шансик для тебя.

— Почему?

— Глянь на левый фланг динамовцев. Все, как один, смотрят на Чичкана. А что за спиной игроки… Если туда дойдёт мяч — жди беды.

Вратарь Чичкан вроде бы и подал нервно, и траектория мяча казалась сваливающейся, не претендующей на успех, но её подхватил первый эшелон борисовчан и переправил на дуэль Наумова с кем-то из форвардов. Тыл в штрафной оказался оголён и кто-то из набежавших хозяев (Александар Филипович это был) расстрелял динамовского вратаря.
36187
— Ну, вот, пожалуйста. И будут потом говорить, мол, пока коллеги-пролетарии бегали весь матч и здоровьем рисковали, барчук Хаткевич, шагу не сделавший из ворот, счёт не уберёг.

— Концентрации не хватило! — ударила себя по колену довольная Наташка, дразня Юру.

— Ну, да, её, родимой, — грустно ответил Юра и поднялся с места. — Пенять-то больше не на что.

— Ты куда? — удивилась Наташа. — Ещё играть ведь.

— Так и закончат. Не переживай. А мы пока коньячок у станции добудем. Запить горькую.

— Кому горькую, а кому сладкую, — сказала Наташа, улыбаясь. — Ничья тоже нормально.

— Нормально, — согласился Юра. — Но хотелось бы хорошо.

Оставив грохочущий стадион за спиной, они дошли сначала на станции, купили билет до Минска (до электрички оставалось ещё пятьдесят минут), затем сыскали магазинчик, где приобрели для душевных нужд Юры махонькую «Араспела» и к нему охотничьих сосисок.

— Вот обязательно ехать в Печи, чтобы тут коньяк хлестать? — зевая, укоряла Наташа Юру. — Мог бы и в Минске. Там тоже лесов хватает.

— Не скажи, Наталья Сергеевна. Как тебе игра-то?

— Жаль, пенальти не было. А так нормально.

— Нормально. А хотелось, чтобы хорошо.

Юра отпил хороший глоток и, запрокинув голову, посмотрел в стремительно густеющее небо. Скоро зима. Это чувствовалось. Но в груди приятно потеплело, как если бы со дня на день должно было случиться что-то очень хорошее.

— Когда биатлон стартует? — спросил он у Наташки, обожавшую этот вид спорта не меньше, чем шоу «Голос»

— Двадцать шестого или седьмого, кажется. Эстерсунд, — важно заметила она и для значительности возвела перст к небу.

— Да. Хоть какое-то развлечение долгими и зимними вечерами.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ