... НОВОСТИ

все новости

Команды Игры Очки
1Динамо (Минск)2869
2Неман (Гродно)2862
3Торпедо-БелАЗ (Жодино)2849
4Ислочь (Минский р-н)2847
5БАТЭ (Борисов)2847
6Гомель2841
7Славия (Мозырь)2840
8Слуцк2835
9Минск2833
10Динамо (Брест)2830
11Сморгонь2824
12Нафтан (Новополоцк)2823
13Шахтер (Солигорск)289
14Энергетик-БГУ (Минск)284
15Белшина (Бобруйск)283
Команды Игры Очки
1Динамо (Минск)2882
2БАТЭ (Борисов)2860
3Торпедо-БелАЗ (Жодино)2846
4Ислочь (Минский р-н)2844
5Гомель2843
6Энергетик-БГУ (Минск)2843
7Минск2843
8Неман (Гродно)2838
9Сморгонь2837
10Динамо (Брест)2834
11Шахтер (Солигорск)2834
12Славия (Мозырь)2827
13Нафтан (Новополоцк)2824
14Слуцк2822
15Белшина (Бобруйск)2818
Команды Игры Очки
1Арсенал (Дзержинск)3281
2Днепр (Могилев)3273
3Витебск3273
4Локомотив (Гомель)3262
5Макслайн (Витебск)3261
6Барановичи3248
7Жодино-Южное3246
8Волна (Пинск)3243
9Нива (Долбизно)3241
10Лида3241
11Молодечно-20183241
12Островец3239
13Бумпром (Гомель)3238
14Орша3231
15Слоним-20173222
16Шахтер (Петриков)3222
17Осиповичи325
подробнее

Статьи и интервью

Павел Крук. Фото из личного архива

Павел Крук: "Самое трудное в работе риэлтора, как у агента в футболе — устоять перед соблазном наживы"

29.09.2023 22:40

31-летний экс-защитник минского "Динамо" и "молодежки", а также двукратный призер чемпионата Литвы в рядах "Тракая" — о новой жизни после ухода из футбола. Также он поведал о выигранном в ФИФА споре с "Тукумсом-2000". О переходе пешком через границу и о двух образованиях. О приходе в сферу недвижимости и о специфике в этой работе. О нереализованности в "Динамо" и об успехах в "Тракае". О двух серьезных травмах и о разочаровании в "Белшине". О побывке в Житковичах и о голах в "Паневежисе". О Ледесме в Литве, о случаях в Новолукомле и Орше, а также много о чем еще.

КОРОНАВИРУС, ГРАНИЦА, БОНДАРЧУК

— Весной 2020-го вы перебрались в Латвию, однако в "Тукумсе-2000" так и не сыграли. Видимо, это связано с пандемией коронавируса?
— Да. Я перед этим провел хороший сезон в Литве — в "Паневежисе". И хотелось сделать шаг вперед в карьере. А у "Тукумса" тогда стояла негласная задача попробовать попасть в еврокубки. Команду возглавлял Марек Зуб, незадолго до этого тренировавший "Шахтер". В состав пригласили много легионеров. Мы провели сборы в Турции. И на фоне чемпионата Латвии у нас вырисовывалась конкурентоспособная команда.

Но тут грянул коронавирус, и турнир в марте не стартовал вообще. В стране меры предосторожности были довольно-таки жесткие, и из-за карантина чемпионат начался только в июне. А когда все это случилось, у всех были большие страхи, в том числе финансовые. И клуб переформатировался, решив отказаться от легионеров. Условно говоря, все свободны. Кого можно было скинуть, тех скинули. У кого агенты были серьезнее, те остались в команде. Но это были считанные игроки. Мы тогда пытались как-то договориться с "Тукумсом", найти какой-то компромисс. Но клуб не был настроен на диалог. И пришлось за разрешением спора вообще обращаться в ФИФА.


— В чем именно был предмет спора?
— Я предлагал клубу компромиссное решение. Чтобы до тех пор, пока оставался в "Тукумсе" в подвешенном состоянии, меня рассчитали — и на этом мы просто разошлись бы. То есть это зарплаты, положенные с марта по июнь. Считаю, это достаточно лояльное условие. Однако в "Тукумсе" заняли жесткую позицию — и сказали, что об этом не может быть и речи. А закончилось тем, что мне заплатили за весь год. Хотя уехал из Латвии еще в марте. Потому что мы жили в Юрмале, а там это довольно дорого.

В команде со мной было еще два белоруса — Женя Козел и Антон Ковалев. И, как сейчас помню, границу мы тогда пересекали пешком. Нам пошли навстречу, чтобы выпустить из Латвии домой. Нас до границы довезли, а на этой стороне уже встретили. Потому что никакой транспорт не ходил. И вот этот пограничный переход мы прошли сами со своими чемоданами.

— И все-таки: почему так рано завершили карьеру? 28 лет — это же для защитника не возраст.
— По возвращении из Латвии в Беларусь летом 2020-го была возможность вернуться в наш чемпионат, но по документам не получилось. У меня не было открепления, и меня просто никто не смог бы включить в заявку. Так что весь тот год у меня выпал. Поддерживал форму самостоятельно. Зимой слетал на просмотр в Казахстан — в "Кызыл-Жар". Но не срослось: там сейчас очень сильное влияние имеют агенты.


И я подумал, что если нигде ничего не получается, то, наверное, все. Тем более возвращаться в первую лигу не хотелось. Да и уже особо не было мотивации. Позвонил мне тогда Дмитрий Бондарчук из "Нафтана". Когда я играл в "Тракае", он был в руководстве этого клуба. И вот позвал меня в Новополоцк. Команда выступала в первой лиге и искала защитника. Бондарчук знал, что я год не играл. Но при этом понимал, что форму быстро наберу — это дело наживное. Однако я готов был остаться в "Нафтане" до лета, а клубу требовался защитник на весь сезон. Так что мы с Бондарчуком долго пообщались и друг друга поняли. Если уже чем-то заниматься, то полностью — на все сто процентов. Да и перевозить семью в Новополоцк не было смысла. А жить на два города не был готов.

НАРХОЗ, АГЕНТСТВО, ЯЦКЕВИЧ

— Может быть, до прихода в сферу недвижимости пробовали что-то еще?
— Никогда не видел себя тренером. Мне не то чтобы этого не хотелось. Просто тренировать не каждому дано. Поэтому понимал, что с футболом вряд ли буду связан именно в этом направлении. А так, у меня есть экономическое образование. Окончил "нархоз" по специальности "маркетинг". А сейчас на базе первого образования получаю второе — уже юридическое. Знал, что без работы точно не останусь. И поначалу думал, что буду двигаться в спортивной юриспруденции — ФИФА, регламенты и тому подобное.

Зашел на сайт с объявлениями о работе, пролистывал одно за другим. То было неинтересно, это не хотелось бы, там не те деньги, тут занятость целый день. А я же не привык к офисной работе — к тому, чтобы постоянно сидеть на одном месте. Да и у знакомых, которые обещали помочь по окончании карьеры, все это так и осталось на словах.


Думаю, с этой реальностью сталкиваются все игроки, которые заранее не готовят себя к уходу из футбола. То есть не начинают к этому времени открывать свое дело, проходить курсы и так далее. И вот однажды наткнулся на вакансию специалиста по продажам. А у меня же образование экономическое. То есть это что-то близкое. Пришел на собеседование — первое в моей жизни. Пообщались долго — около часа. Затем пригласили на обучение, которое продлилось примерно десять дней. А потом — такая же минимальная практика.

И меня сразу затянуло. Потому что на этой работе — и личное право, и семейное право, и наследство, и вообще много юридических моментов. А я уже как раз учился на юриста. То есть было очень интересно. Но при этом постоянно задумывался, почему сюда никто не идет, если здесь все так хорошо. А оказывается, что на этой работе не так уж все легко и просто. Поэтому многие отсюда и уходят.

— Трудитесь в одном из агентств в Минске?
— Да. В масштабах города оно входит в топ-3. Достаточно крупное, молодое, развивающееся.

— У вас плавающий график работы, или приходится подолгу сидеть в офисе?
— Нет-нет, это, наоборот, работа с людьми и с телефоном. Показы жилья, общение, поиск клиентов. Постоянное движение — это именно то, что мне сейчас больше всего нравится. Каждый день встречаю разных людей — и по финансовому статусу, и по образованию, и по национальности.


— Кому из футболистов или тренеров помогли продать или купить жилье?
— Наверное, называть фамилии не вполне корректно. Поэтому скажу так: ко мне обращались уже около семи-восьми человек — от ребят, с которыми играл, до футболистов сборной. Парни знают, что все сделаю как себе.

— Кто-то еще из бывших спортсменов в вашем агентстве?
— Сашу Яцкевича я подтянул. У нас говорят, что успеха в этой работе добиваются бывшие спортсмены и военные. Видимо, это связано с дисциплиной, с постановкой цели. У нас достаточно успешный агент раньше в мини-футбол играл — Олег Акулов. Сейчас он живет и трудится в Дубае.

СПЕЦИФИКА, ЗВОНКИ, КОНКУРСЫ

— Что самое тяжелое в работе риэлтора?
— Как и у футбольных агентов: когда видишь потенциальную прибыль, чтобы это не перехлестнуло интересы клиента. Для меня они всегда в приоритете. А уже потом — финансовая часть сделки. Главное, чтобы не было наоборот. Я и сам сталкивался в футболе с тем, что агенту интереснее заработать, нежели твои интересы. Например, игрока хотят заполучить два клуба, но один из них дает больше агентских — и поэтому парень заключает контракт именно с ним.

Но в нашей индустрии еще надо дойти до таких соблазнов. А на начальном этапе многие "отваливаются", поскольку у всех разное время входа в профессию. У кого-то бывает и полгода, и даже год. А кто-то добивается успеха сразу, но затем у него происходит просадка. То есть нужно дать себе время на это, не упрекать себя в случае неудач и так далее. Важно вникнуть в специфику работы. Потому что все мы люди разные. И восприятие ситуации, общение с клиентами на разных этапах тоже может быть разным.


— Часто сделки срываются в заключительный момент?
— Особенно в начале пребывания в профессии. Такое бывает, потому что раньше с этим не сталкивался. А теперь понимаешь, что это часть работы. Это как поражения или несостоявшиеся переходы в футболе. Но чересчур отвлекаться на это нет смысла.

— Легче быть футболистом или риэлтором?
— Никогда не считал, что быть футболистом легко. Наших игроков всегда критикуют за то, что они незаслуженно получают эти деньги. Но футболисты много от чего отказываются, пусть затем и получают за это вознаграждение. Да и у футболистов все-таки физическая, психоэмоциональная нагрузка, а здесь больше стресса, эмоциональных качелей без какой-то стабильности.

— Сколько у вас обычно звонков в день?
— Ну вот давайте посчитаем — 44 звонка к полудню. Так что к концу дня где-то около сотни получается. Я сразу думал, что мне в тарифе телефонного оператора будет хватать бесплатных минут. Но когда уже в середине месяца набралось больше пятнадцати часов звонков в другие сети, быстро понял, что нужно переходить на безлимитный тариф.

— Курьезные случаи в вашей работе часто бывают?
— Документы люди часто забывают. Вроде бы проговорили с ними это сто раз. А приезжает на сделку человек в Минск из Бреста, и ты ему: "Доставайте вот этот документ". А он: "Ой, а я его дома забыл". Иногда отправляем его домой, а порой переносим сделку.


— Сейчас зарабатываете больше, чем в футболе?
— Если не называть цифр, скажу так. В нашем футболе есть потолок дохода. А вот в сфере недвижимости его нет. И только от твоих действий зависит, где ты будешь работать, как и сколько. Если станет тесно здесь, всегда можно переехать в другой город, на другой рынок, в другие масштабы и так далее.

— Говорят, вы недавно в конкурсах ценные призы выиграли.
— Это в рамках нашей компании. У нас часто бывают такие мотивационные конкурсы на выполнение определенной задачи. Это нацелено на то, чтобы у сотрудников не падала мотивация — чтобы, как говорится, не смотрели в сторону конкурентов. Не слышал, чтобы другие агентства такое проводили. А у нас как раз и призы, которые нужны специалистам по продажам. Я, например, выиграл смартфон и нетбук. Это как премиальные и бонусы в футболе.

"ДИНАМО", ТРАВМЫ, "ТРАКАЙ"

— Давайте опять о нем. Почему так и не заиграли толком в минском "Динамо"?
— Тоже ковырялся в этом вопросе. Мне и тренеры, и люди со стороны говорили, что я готов играть. А я сам не был готов ментально. Не верил, что сейчас заслуживаю это место в составе. Мой дебют в команде случился в Москве — в турнире с участием динамовских клубов из Минска, Москвы и Киева. Против нас у хозяев играли и Самедов, и Воронин, и Хохлов. У нас самих в "старте" вместе со мной Горбунов, Монтаруп, Мартынович, Веретило, Драгун, Кисляк, Путило, Чухлей, Гаврюшко и Страханович. Что ни человек, то фигура и личность. И я не видел себя в такой среде. Отсюда и неуверенность, и ошибки в игре. Плюс частая смена тренеров в команде. Так все и вышло. Но не говорю, что в этом виноват кто-то, кроме меня самого.


— В феврале 2014-го в динамовском фарм-клубе — "Березе-2010" — вы получили двойной перелом ноги, причем на тренировке. Как это было?
— Обычный "квадрат" на "Динамо-Юни" на искусственном газоне, который не был расчесан. То есть ворс на нем был укатан на зиму и просто лежал — жесткий, как обычный ковролин. Я сделал подкат, и шипы бутсы воткнулись под ворс. Нога пошла на излом и просто треснула, как ветка.

Спустя три месяца восстановился. Но, как всегда, после каждой травмы вылезает и что-то другое. Пока нога были в гипсе, на стопе стало защемлять нерв. И при определенных движениях это как будто иголку под ноготь засовывают. Делали УЗИ, обследования. Были разные диагнозы, но не помогало вообще ничего. Смотришь — вроде ничего нет. А из-за этого нерва там как будто электроэнергия вырабатывается. Благо затем толковый врач подсказал, что нужны особенные ортопедические стельки. Мне их сделали по слепкам стопы. Эти стельки ступню поднимали, и проблема исчезла. Но весь год снова выпал: я больше мучился, чем играл.

— В апреле 2016-го порвали кресты в Литве — в "Тракае". Что за история?
— Классное время было в этой команде. И Саня Быченок в одноклубниках, и Артем Гуренко. А с Димой Рекишем так вообще жили вместе. Тренировал нас Вальдас Урбонас, возглавлявший затем сборную Литвы. Команда была сильная и сплоченная. В тренерском штабе — Альберт Рыбак. Мы два года подряд брали медали — серебро и бронзу. И доходили до третьего раунда в квалификации Лиги Европы.


А травма та случилась в начале сезона. В первом туре чемпионата вышел на замену. А затем играл в "старте". И у нас было девять побед подряд, включая матчи в Кубке. Причем сразу восемь из них — "сухие". Сносили просто всех — и "Жальгирис" обыгрывали, и "Судуву". Состав соответственно не менялся. А играли мы каждый третий день.

И вот ответная встреча в Кубке с "Судувой", которая прошла в манеже. Может, мне опыта не хватило — и тот матч следовало пропустить. Просто когда все получается, хочется продолжать без остановки. Но тогда уже на предматчевой разминке Дима Рекиш мне сказал: "Что-то ножки у тебя "тяжелые". И примерно в середине первого тайма выбивал мяч, который соперник хотел пробросить мимо меня. При этом я всем весом поставил опорную ногу на газон. И он своим коленом врезался в мое. Просто мне не хватило секунды, чтобы убрать всю нагрузку с опорной ноги — или сыграть сопернику в корпус.

А так, в колене сразу же щелкнуло, и меня сразу же заменили. Когда спустя неделю отек сошел, сделали МРТ — и увидели в этом месте много крови. Съездил в Беларусь, и сказали, что ничего там страшного нет. А потом поехал к Андрею Ясюкевичу — одному из лучших докторов в стране. И он сразу, даже без МРТ, показал: "Смотри, у тебя здесь колено вообще не держится. Это точно разрыв крестообразной связки. Нужна операция". Ее сделал в Вильнюсе.


А вот, например, легионер из Нигерии в "Тракай" приехал. И как только что-то хоть чуть-чуть начинает у него побаливать, сразу — к тренеру: "Надо пауза". А я думал, что боль — это все ерунда. Ну как это — вот так взять и "соскочить"? А потом и получается, как у меня с коленом — р-раз, и не играешь полгода. Но иногда лучше и вправду подойти к тренеру, честно все сказать и пропустить игру. И надо понимать, что с твоей стороны это вовсе не будет какой-то слабостью.

КОНДРАТЬЕВ, ЖИТКОВИЧИ, КУРТЕЯН

— Почему же после сезона-2019 на год вернулись из Литвы в Беларусь?
— В "Тракае" своеобразный, со своим видением футбола, президент клуба. И ближе к концу сезона он решил, что надо от меня избавляться. Было четко понятно, что на меня не рассчитывают. И я перешел в "Белшину", причем уже на падающем флажке. Период в Бобруйске — худший в моей карьере. Было полное непонимание с тренерским штабом, а команду тогда возглавлял Георгий Кондратьев. Не хочу ворошить былое, тем более что у всех своя точка зрения. Но я тогда так разочаровался в футболе, особенно после Литвы, что хотел вообще закончить карьеру.

— В середине того сезона вы перешли в первой лиге из "Белшины" в ЮАС. Видимо, по приглашению Владимира Гольмака, у которого играли в "Динамо" в еврокубках?
— Да. Но когда приехал в Житковичи, Гольмак команду уже покинул. Принял ЮАС его помощник Андрей Свирков. Правда, и он проработал там только до сентября.


— Житковичи — не центр вселенной. От скуки не выли?
— Пробыл там почти три месяца. Глава клуба Андрей Минчук пытался делать для команды многое. Например, мы жили в усадьбе — в двухэтажном доме. А я такой человек, что жил в разных условиях и никогда права не качал. Как-то мы играли, сезон закончили на десятом месте. Но хотелось, чтобы в ЮАСе было чуть больше профессионализма.

— Все четыре мяча в карьере вы забили в последний ее год — в 2019-м в "Паневежисе". Это как?
— Тот самый Урбонас родом из Паневежиса. И он тогда курировал команду, помогал советами. А та как раз вышла из первой лиги в элиту. Меня позвали на просмотр. А так получилось, что в Литве меня знали больше и лучше, чем в Беларуси. Что ж, такой, значит, игрок был. Та или иначе, но уже после трех-четырех дней тренировок подписал с клубом контракт.

В "Паневежисе", наверное, и вправду провел лучший год в карьере. Хотя играл на разных позициях — и центральным защитником был, и правым, и опорником. Нас тренировал очень интересный специалист — молдаванин Александр Куртеян. В составе "Зенита" Кубок России брал. В "Гамбурге" играл. Сборную Молдовы возглавлял. У него было полно идей, постоянно разные схемы. Поэтому в каждой новой игре у меня была новая роль и новые задачи. Один наш словенец даже как-то сказал: "В этой команде хотел бы быть кем угодно, но только не тобой".


А что касается тех моих голов, то я играл постоянно и поэтому чувствовал уверенность. К тому же была определенная роль на "стандартах". Куртеян знал и подсказывал, что у меня при этом получается лучше или хуже. Вот и получалось забивать. Обычно на "стандартах" дальнюю штангу "закрывал". Наш тренер так и говорил: "Все деньги — на дальней штанге".

ЛЕДЕСМА, ТЕННИСБОЛ, БОСНИЯ

— В "Паневежисе" лучшим бомбардиром команды стал тогда Рафаэл Ледесма. Вы с ним, кажется, еще в МТЗ-РИПО пересекались? Или уже в "Динамо"?
— И там, и там. В МТЗ он был звезда номер один, а я тогда только "под" дублем начинал карьеру. В Литве Рафа был просто легенда. Его и на все телешоу звали, и интервью у него постоянно брали. И хотя ему было уже 36, люди приходили на футбол, поскольку знали, что он будет играть. Мастер!

Сейчас, кстати, "Паневежис" идет на первом месте. А "Тракай" — на последнем. В Литве у команд часто меняются задачи. Наши гранды все-таки более стабильны. Если они идут в лидерах, то обычно не год-два, а куда дольше. А вот в Литве клубы могут за год-два закрыться. Один спонсор ушел, и все. Без него легионеров не возьмешь, и уровень команды сразу падает.


— Что в футболе сделали бы иначе?
— Сейчас, конечно, легко говорить. Надо было вести себя наглее, смелее и увереннее в "Динамо". Но вообще, сказать, что сделал в карьере что-то не так, не могу. Ничего такого уж явного на ум не приходит.

— История, которую мало кто знает?
— В дубле МТЗ на сборах в Новолукомле играли с ребятами в теннисбол. Со мной в команде — Богдан Дубовик. А я же всегда за каждым мячом лез. И вот хотел мяч головой на другую сторону перебить, а он собирался это же сделать ногой. И так получилось, что попал мне по нижней губе, которая разошлась просто пополам. На нее потом пять швов наложили. А сбор длился три недели. Ну и жена звонит: "Как ты там?" А я думаю, зачем ей все это рассказывать. Ведь за три недели точно все пройдет. Швы сойдут, отек спадет, а видеосвязи в телефонах тогда еще особо не было. А потом, когда мы все вместе в компании были, Богдан мог сказать что-то наподобие: "Будешь шутить — опять по губе дам". То есть он говорил это так, будто все вокруг знали о случившемся тогда в Новолукомле. Ну и моя жена ему: "А что такое с губой?" А Богдан ей: "Так зашивали же!" И она в недоумении: "Как — зашивали?!"

Мне же и правую часть верхней губы плечом разбивали, пусть и не так сильно. Или, помню, сильный ушиб скулы был. Это в Боснии играл в составе юношеской сборной. Лицо тогда так "поплыло", что возили в больницу на сканирование. Благо обошлось. А еще как-то выбивал мяч с "ленточки", а соперник головой по нему промахнулся, зато попал мне прямо в ухо. И так его прижал, что половина уха висела сама по себе, держась непонятно на чем. Мы тогда вроде в Орше играли — прямо там его и зашили. Потом с перебинтованной головой в поезде ехал, почти как Шариков в "Собачьем сердце".

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ