... НОВОСТИ

все новости

Статьи и интервью

Филипп Войтехович. Фото vn.se

Филипп Войтехович: "Были предложения из Норвегии и Дании, но очень невовремя получил травму"

11.02.2024 16:39

На протяжении нескольких лет благодаря Филиппу Войтеховичу у нас был повод следить за чемпионатом Швеции, в котором белорусский вратарь в составе скромного "Вернаму" проделал впечатляющий путь из Д3 в сильнейший дивизион страны и задержался там на два года. Но теперь эта история подошла к концу. 33-летнему голкиперу придется искать новый клуб, хотя он также не исключает вариант с завершением карьеры. Впрочем, о том что у него сейчас происходит в жизни, вы можете узнать из первых уст, прочитав наше интервью.

— На сайте "Вернаму" вы всё еще числитесь в составе, не было и новости с благодарностью и пожеланием удачи в дальнейшем. Какой все-таки у вас статус?
— Официально я в команде до 15 марта. Но это просто чисто технический момент, мне продлили контракт на несколько месяцев, чтобы я мог спокойно восстанавливаться после травмы.

— Сколько времени вы уже лечитесь?
— Операцию сделал в октябре. А травму получил просто на тренировке. Нога где-то застряла в траве, а я пытался бежать дальше — в итоге, мениск разорвался на несколько частей. Весьма распространенная для футболистов травма. Восстанавливаюсь до сих пор. Если бы мениск просто удалили, было бы быстрее — уже через несколько недель мог бы начать тренироваться. Но его решили сохранить, скрепили обратно, поэтому весь процесс занимает значительно больше времени.

— Как вообще складывался прошлый сезон? Вы ведь начинали его основным голкипером, потом место в воротах потеряли, потом вернули и опять потеряли…
—  Да, сначала был неудачный матч с "Норчёппингом", в котором я совершил явные ошибки, и поэтому меня, видимо, убрали. Потом что-то похожее произошло и в матче с "Мальмё", в котором я пропустил очень нелепый гол. В принципе, тренер нам двоим, мне и Юнатану Рашиду, сразу сказал, что каждый из нас будет играть до первого неудачного матча, потом нас будут менять. А после травмы я, понятное дело, уже и не мог конкурировать. Тем более Рашид очень хорошо играл в конце сезона и, в итоге, стал по статистике одним из лучших вратарей чемпионата.

— У вас, если я правильно, посчитал, в прошедшем сезоне должен был пройти сотый матч за "Вернаму". Клуб вас как-то поздравлял?
— Здесь в Швеции такие события особо не отмечают. Может быть, за какое-то большее количество матчей — да, а за 100 — нет. Во всяком случае меня не поздравляли. Даже в точности не знаю, когда у меня был этот сотый матч. Ведь я успел еще одну игру сыграть в Кубке Швеции, когда пришел в "Вернаму" в первый раз, в 2017 году. Поэтому сам не уверен, то ли "сотка" у меня была в последнем матче сезона-2022, то ли в первом сезона-2023.

— Не испортились ли у вас отношения с главным тренером, когда он вас посадил на скамейку?
— Они у меня всегда были хорошими, и такими остались до самого конца. В шведских клубах вообще редко возникают конфликтные ситуации. Да, бывают недовольные игроки, но на откровенную конфронтацию тут, как привило, не идут.

— "Вернаму" добился в прошлом году лучшего результата в истории, заняв пятое место. В вашем городке как-то отметили этот успех?
— В местных газетах что-то писали, но я из-за своей травмы немного выпал тогда из жизни. После операции мне приходилось всегда быть дома, даже выйти никуда не мог, потому что колено нельзя было беспокоить, чтобы швы не разошлись. Поэтому, если как-то и отмечали это достижение — всё прошло мимо меня, и я ничего не мог прочувствовать.


— В "Вернаму", тем не менее, почему-то сменился главный тренер после рекорда?
— Да, Ким Хеллберг должен был возглавить английский "Сандерленд". Он был уже одной ногой там, но в последний момент что-то не срослось. Вместо этого он получил работу в одном из самых больших клубов Швеции — "Хаммарбю". Однако в "Вернаму" сохранили преемственность, и команду возглавил ассистент Хеллберга — Анес Мравац. А Хеллберг, которому всего 36 лет, я уверен, пойдет и дальше, и скоро мы его увидим или в английским чемпионшипе или даже в премьер-лиге.

— В некоторых источниках главным тренером "Вернаму" указывался экс-капитан сборной Швеции Юнас Терн. Какой у него статус?
— Он в "Вернаму" легенда, можно сказать, крестный отец. Многие решения клуба лично он курирует. Во многом благодаря ему "Вернаму" поднялся за два года из шведского дивизиона 1 (Д3) в сильнейшую лигу. Анеса Мраваца тоже назначали с его ведома, потому что руководство клуба и все спонсоры доверяют его мнению.

— Такая высокая итоговая позиция "Вернаму", наверное, стала для многих неожиданностью?
— Конечно! Ведь у нас был, наверное, самый скромный бюджет и соответствующий подбор игроков. Хотя первый год в сильнейшей лиге был еще тяжелее. Когда мы вышли, всего у двух ребят был опыт выступления на этом уровне. Так что почти никто не играл с большими соперниками на крупных аренах. Но мы справились с задачей и остались в лиге. Во многом благодаря Хеллбергу, который использовал в работе много теории и интересной методики. Я и сам никогда и нигде так не прибавлял, как при этом тренере — это были очень крутые два года.

— Может быть, у вас был и тренер по вратарям кто-то из известных в прошлом игроков?
— Был один, который в Швеции точно хорошо известен — Йоаким Вульф. По крайней мере, в высшей лиге он точно играл. Правда, это был специалист, можно сказать, старой формации, поэтому в прошлом году его заменили на молодого, который даже моложе меня. Он уже не особо известен, зато всё в тренировочном было современно. У нас вообще был очень молодой  тренерский штаб. Ассистенту Хеллберга Мравацу, который сейчас стал главным тренером — 33 года, как и мне, еще одному ассистенту — 28.

— С каким чувством покидаете "Вернаму" после семи лет?
— Есть, конечно, тяжесть на душе, что всё заканчивается таким образом. Переживания пока не прошли. Но, хоть и грустно, ничего не поделаешь.



— Когда стало ясно, что придется покинуть клуб?
— Это случилось даже до того, как я получил травму. Где-то в конце сентября сказали, что не будут продлевать со мной контракт.

— Из города, получается, тоже уезжаете?
— Пока нет. Я уже начал понемногу тренироваться и с детьми здесь еще работаю. Когда клуб продлевал контракт до середины марта, мы договорились, что буду два раза в неделю заниматься с детьми старших возрастов, с вратарями. Поэтому пока я на месте. А дальше будет видно, какой клуб мне предложит контракт, если предложит. Что и говорить, травму я получил в очень неподходящий момент. Когда я ее полностью залечу, будет уже март, а чемпионат Швеции стартует в апреле, и трансферное окно тогда же закрывается. Маловероятно, что кто-то за месяц до старта возьмет вратаря, который не тренировался полноценно полгода. Но посмотрим — еще всякое может быть.

— Позволило ли выступление в "Вернаму" реализовать какую-то вашу футбольную мечту?
— У меня = была мечта поиграть в сильнейшем дивизионе, и она осуществилась. В принципе, если бы не такой скомканный сезон, я мог бы пойти и куда-то дальше. Мне звонили из клубов Норвегии, Дании, но, к сожалению, и сыграл я не очень удачно, а потом и травму получил.

— По вашим словам чувствуется, что вы всё же не настроены завершать карьеру?
— Я настроен на разные варианты развития событий. У меня сейчас есть предложение от клубов второго и третьего дивизионов, но возвращаться туда уже не очень интересно. Если играть, то серьезно, чтобы решать какие-то сложные задачи. Иначе лучше не играть вообще. Потому что мне не проблема найти работу за те же деньги, которые могут предложить команды второй или третьего дивизионов. А если будет предложение от клуба из сильнейшей лиги, то еще поиграю.

— А если это будет клуб из второго дивизиона с задачей выхода в сильнейший?
— Тут придется думать, конечно. Это решение непростое. Например, у меня было предложение от "Йёнчёпинга". Этот клуб несколько лет назад играл в сильнейшем дивизионе, потом у него возникли финансовые проблемы, и он вылетел. Город находится недалеко от Вернаму, и тренируются они удобно в шесть вечера. Но всё равно это тяжело, потому что я буду целый день в институте, а вечером придется ехать в другой город, а потом возвращаться из него совсем поздно. Получается, времени не останется ни на себя, ни на кого другого. В моем возрасте уже не хочется, чтобы было так. Пускай молодые ребята играют и доказывают.

— А если от клуба сильнейшего дивизиона, но на роль второго вратаря?
— Это был бы хороший вариант. Даже третьим согласился бы, чтобы помогать молодым ребятам. В любом случае, это давало бы мне возможность конкурировать за место в ворота и это было бы интересно для меня.

— Какое ваше интервью не почитаешь, вы всегда упоминаете об учебе. Сейчас уже высшее образование, наверное, получаете?
— Да. Но до этого мне нужно было пройти 11 классов по шведскому языку, потом сдать экзамен, как все выпускники школ и гимназий. Без этого нельзя было поступить в институт. Так что это долгий процесс — вот уже четыре года учусь, но теперь в институте.

— То есть вы теперь знаете шведский язык на уровне носителя?

— Ну нет, этого никогда не случится. Тем не менее мой нынешний уровень дает мне возможность учиться в институте и, как показывает практика, сдавать устные и письменные экзамены.


— В интервью в 2022 году вы говорили, что еще не получили шведский паспорт, но собираетесь. Какая сейчас ситуация?
— Да, я три года назад подал документы, а прошлой весной наконец-то получил паспорт. В принципе, никакой разницы не заметил, разве что не нужно теперь постоянно посылать документы в миграционную службу, чтобы продлить что-то.

— Какую специальность вы в итоге выбрали?
— Биомедицинская аналитика. Она включает изучение тканей организма. Это как лаборант, но на ступеньку выше — я так ни не нашел, как правильно назвать такого работника на русском языке. С такой специальностью можно работать, как в больницах, так и криминалистом, и фармакологом. В общем, всё это тесно связано с химией, биохимией. В будущем можно и какое-то свое дело открыть. Например, связанное с нутрициологией, которая мне очень интересна, и я ее изучаю параллельно. Одно дело, когда ты говоришь человеку, что нужно есть то или то, что нужны такие-то витамины. Другое дело, когда ты видишь, как это работает на молекулярном уровне и какие процессы в организме вызывает. Кажется, что это волшебство! Поэтому хочется доносить всё это людям, чтобы помогать им. А образование даст мне возможность заниматься нутрициологией на более глубоком уровне.

— Долго придется учиться?
— Ну я только поступил, а всего — четыре года.

— То есть после завершения игровой карьеры в футболе вы себя не видите?
— Почему же? Могу быть детским тренером или тренером вратарей. Но вряд ли. Сейчас другие приоритеты, хотя кто знает, как жизнь повернется?

— Представляю, какое количество теоретических знаний вам сейчас необходимо проглотить. Тяжело было перестроиться после футбольной карьеры?
— Да, поначалу было сложно, потому что непривычно. Тем более надо было осилить тысячу названий на латыни, изучить всю физиологию — и всё за пять недель. Но надо было просто втянутся, как в футболе на первом сборе. Просто мозг должен был набрать форму. Сейчас стало значительно легче.

— Вы, наверное, на все выезды "Вернаму" книги брали. Не стали называть ботаником?
— Нет, наоборот, поддерживали. Кто-то даже помогал, делился опытом, например, командный доктор. Я просто понимал, что рано или поздно придется отойти от футбола. Лучше готовиться к этому заранее, чтобы не дергаться потом, пытаясь найти себя в другой жизни.

Фото: ifkvarnamo.se, Värnamo Nyheter

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ